Тіркелу   Забыли пароль?


Маликова С.З. Экономические предпосылки и методы освоения целинных и залежных земель Казахстана




Экономиеские предпосылки и методы освоения

целинных и залежных земель в Казахстане

 

Маликова С.З.,

Северо-Казахстанский государственный архив,

г. Петропавловск

 

В первые же послевоенные годы в сельском хозяйстве СССР стали обнажаться негативные тенденции и предпосылки надвигавшегося продовольственного кризиса в стране. Заявление Г.М.Маленкова на XIX съезде КПСС (1952 г.) «об окончательном и бесповоротном решении зерновой проблемы» было откровенной фальсификацией. Во всех республиках ощущалась острая нехватка зерна, мяса, сахара. Реальный сбор урожая в 1949-1952 гг. был ненамного выше дореволюционного, так же как и средняя урожайность. В то же время численность населения страны выросла почти на сорок миллионов человек. В 1952 г. страна собрала не 8 млрд. пудов, как это было официально заявлено, а всего 5,6 млрд. пудов зерна. Колхозы и совхозы сдали даже часть семенного фонда. Но зерна не хватало даже для текущих потребностей, приходилось использовать государственные резервы. Поголовье скота и производство мяса было ниже, чем в 1916 г. или доколхозном 1928 г

      Без экстренных мёр было не обойтись, тем более, что под угрозой оказалось все развитие экономики Союза, образовалась огромная диспропорция между темпами развития промышленного и сельскохозяйственного производства.

      И решить проблему в короткие сроки могла только целина. С  1953 по 1964 гг. было созвано одиннадцать специальных пленумов ЦК КПСС по вопросам сельского хозяйства. Было проведено множество совещаний, собраний, заседаний и т.п. мероприятий словесной активности. Однако вся эта заорганизованность партийно-административного аппарата управления еще больше сковала деятельность самих крестьян.     

Н.С.Хрущев, несмотря на противоречивость своих оценок положения дел в сельском хозяйстве, первым среди официальных деятелей предпринял попытку перехода от жесткого, «чрезвычайного» управления сельским хозяйством к управлению на основе сочетания централизованного планирования и хозяйственной самостоятельности колхозов и совхозов.

Фундаментом ее явились решения сентябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС и необычайно смелое в обстановке тех лет постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об изменении практики планирования сельского хозяйства», принятое 9 марта 1955 года.

М.С.Хрущев в своем докладе Пленуму ЦК КПСС отмечал, что «...поголовье коров в стране не достигло довоенного уровня. Низка продуктивность скота, велики потери скота при падеже. Кормовая база для животноводства в колхозах развита слабо, мало производится хорошего сенакорнеплодов и картофеля.» Он выявил причины отставания сельского хозяйства:

во-первых, не способствовали росту его производительности низкие закупочные и заготовительные цены на сельскохозяйст­венную продукцию; низкая оплата трудодня колхозника, высокие налоги на личные подсобные хозяйства;

во-вторых, нехватка в хозяйствах и МТС квалифицирован­ных руководителей и специалистов; необустроенность деревни, отсутствие элементарных бытовых условий, подъездных дорог;

в-третьих, недостаточная техническая оснащенность и механизация  сельскохозяйственного производства;

в-четвертых, недостаточность капиталовложений; невозмож­ность колхозов по своему усмотрению использовать доходы сель­ского хозяйства, которыми распоряжались центральные партийно-государственные органы.

      Сентябрьский Пленум ЦК во многом переосмыслил пройденный колхозами и совхозами путь. Он привлек внимание к коренным нуждам развития деревни, указал на неотложность повышения уровня жизни ее тружеников, экономического управления колхозов и совхозов. Еще в период подготовки к Пленуму впервые в экономической политике партии было выдвинуто положение о возможности одновременного развития высокими темпами и тяжелой индустрии, и сельского хозяйства, и легкой промышленности. Это стало основой последующего значительного роста суммы и доли капиталовложений на нужды развития сельскохозяйственного производства и социальной инфраструктуры села. Также впервые Пленум поставил вопрос о материальной заинтересованности работников сельского хозяйства в развитии производства и увеличения его доходности как одном из «коренных принципов социалистического хозяйствования».

В соответствии с решениями Пленума значительно увеличились государственные заготовительные цены на скот, птицу, молоко, картофель, овощи. Повышались и закупочные цены на продукцию, продаваемую сверх обязательных поставок. Эти меры позволяли значительно укрепить экономику колхозов. Были приняты действенные меры против нарушения важнейшего принципа артельной формы колхозного производства -правильного сочетания интересов в развитии общественного и личного хозяйства: снижены нормы обязательных поставок продукции с личных подсобных хозяйств, предусмотрены твердые ставки налогообложения в соответствии с размерами приусадебных участков.

Пересматривалась система расчетов с колхозами за реализованную продукцию. Им стали выплачивать денежные авансы, часть которых предназначалась для выдачи колхозникам по трудодням в течение всего сельскохозяйственного года. Этот порядок позволил впоследствии ввести в колхозах денежную гарантированную оплату труда. Были приняты меры по улучшению планирования, укреплению колхозов кадрами, усилению роли МТС, в развитии колхозного производства, особенно в части подготовки и создания постоянных механизаторских кадров, совершенствования их оплаты, включая обеспечение ее гарантированного уровня. Начисление натуроплаты за работы МТС ставилось в зависимость от реальных результатов колхозного производства.

Постановления сентябрьского пленума широко обсуждалось в Казахстане, в ходе обсуждение подводились итоги развития сельского хозяйства и принимались конкретные мероприятие направленные на подъем всех отраслей сельскохозяиствненного производства. Так, собрание механизаторов Ново-Нежинской МТС, Семиозерного р-на, Кустанайской обл., отметило, что на  10 сентября  1953 г. годовой план тракторных работ уже выполнен на 101 процент.

Документы  свидетельствуют о массовом возвращении бывших работников сельского хозяйства в МТС и колхозы. Так, из Актюбинского химкомбината на работу Тамдинскую МТС выехало 10 человек, Кимперсайского рудоуправления и т.д. в Михайловскую на работу в сельское хозяйство выехали многие рабочие Актюбинского завода ферросплавов МТС, Мендыгаринского р-на Кустанайской обл.

Выступая на страницах газеты «Правда» в конце 1952 года, Председатель Совета Министров Казахской ССР Е. Тайбеков отмечал, что «за последние годы в ряде районов проведена значи­тельная работа по расширению посевных площадей. В Северо-Казахстанской области в 1953 году посевы зерновых культур увеличи­лись по сравнению с 1950 годом на 28,5 процента, а посевы яровой пшеницы возросли на 128 тысяч гектаров. Аналогичные данные можно привести и по некоторым другим областям».

В колхозе «Путь Ленина» тогдашнего Конюховского района при среднем урожае в 14,5 ц/га, сбор зерна на освоенных целинных землях составил 30 ц/га. Колхоз ввел в севооборот 350 га новых земель.

В той же упомянутой статье отмечалось, что «на новых землях высокие урожаи колхозы и совхозы собирают при сравнительно небольших затратах труда.  Поэтому колхозники передовых артелей стремятся осваивать не только близкие к населенным пунктам земли, но и отдаленные массивы многолетних залежей.

На отдаленные участки обычно направляются тракторные бригады с небольшим числом колхозников и проводят там полевые работы. В колхозе «Прогресс» Полудинского района тракторная бригада т. Дани­лова и полеводческая бригада т. Лукьяненко освоили вне полей сево­оборота 68 гектаров целинных земель.

На этих землях собрано по 32 центнера зерна с гектара. По примеру передовых колхозов многие артели Северного Казахстана развертыва­ют движение за освоение целинных и залежных земель.

Так, в артелях имени Молотова Пресновского района, «Булак» и «Мир» Ленинского колхозники обязались в течение 1954-1955 годов освоить по 1 тысячи гектаров новых земель. На собрании артели имени Воровского Ленинского района принято решение сверх установленного плана расширить посевную площадь под хлебами за счет целинных зе­мель на 500 гектаров.

Подытоживая сказанное, Е. Тайбеков делал вывод, что почти во всех северо-восточных областях Казахстана в передовых колхозах име­ется опыт освоения свободных земель, широкого использования их для посева зерновых и кормовых культур.

Не вызывает сомнения, что свое выступление на страницах центрального печатного органа КПСС один из руководителей республики делал не просто так. Это было, своего рода, одобрение «снизу» готовящихся больших событий. Далеко не все высшие руководители Казахстана были согласны с такой точкой зрения. Так, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Жумабай Шаяхметов хотя и не отвергал освоение новых земель в больших размерах, был против «глобальной» пахоты. Не случайно состоявшийся 5-6 февраля 1954 года пленум Центрального Комитета КП Казахстана освободил его, а также второго секретаря И.И. Афонова от обязанностей руководителей республиканской партийной организации.

Как известно, первым секретарем ЦК КПК был избран П.К. Пономаренко, а вторым - Л.И. Брежнев.

В связи со сложившейся ситуацией в сельском хозяйстве Пленум ЦК КПСС, проходивший в Москве с 23 февраля по 3 марта 1954 г., принял Постановление ЦК КПСС «О дальнейшем увеличении производства зерна и об освоении целинных и залежных земель». «… в течение двух-трех лет резко повысить обеспеченность всего населения нашей страны продовольственными товарами…» Н.С. Хрущев поверил возможность в 2-3 года решить продовольственную проблему в стране. На эти цели он направил всю мощь командно-административной управления.

 Командно-административная система управления имеет следующие особенности:

1. Данная система была построена не просто на единоначалии, а на концентрации полной и безграничной власти в одних руках. Для   ее удержания был создан аппарат подавления, который стал функцией этой системы.

2. Если административная (то есть рациональная) система означает (по М.Веберу) господство посредством знания, то административно-командная сис­тема не требовала от своих функционеров особых знаний. Например, в   1940-е гг. не имели высшего и законченного среднего образования и при этом нигде не обучались 21 % руководителей самого высокого уровня общесоюзных, республиканских и областных учреждений и 56 % всего руководящего персо­нала. Главным критерием отбора стали не профессиональная компе­тентность, не уровень, глубина знаний и интеллекта, нетворческий подход к решению проблемы, а способность четко и. главное, беспрекословно выпол­нять спущенные «сверху» предписания.     

3.Обязательным элементом системы становится креатура. Отношения  протекционизма пронизывают всю иерархи­ческую структуру.

В СССР была создана четкая иерархическая структура управленческого аппа­рата. Советская модель экономики основывалась на трех вертикалях жесткой системы управления. Первая вертикаль- партийная, вторая   хозяйственная, третья вертикаль   - силовые структуры.

В Казахстане партийно-государственное управление экономикой было абсолютно идентичным с союзным. Партийное руководство и управление экономикой своди­лось к дублированию функций хозяйственных органов, подкрепленных мошной агитационно-пропагандистской работой. При этом использовались все возмож­ные средства для достижения цели: для коммунистов - от награждения и выдви­жения на вышестоящие должности до исключения из партии и следовавших за и им, как правило, «оргвыводов»; для беспартийных - от использования различ­ных видов стимулирования (разумеется, преимущественно морального) до пси­хологического давления и привлечения силовых структур для решения особо «спорных»   вопросов.

Процесс формирования управленческого аппарата в партийных структурах был достаточно специфичен. Институт номенклатуры стал замкнутой системой. Номенклатурные работники стали передвигаться вверх и вниз, но в основном по кругу, переходя из партийных органов в советские и хозяйственные.

Тяга к устоявшимся организационно-структурным стереотипам, единообра­зию, жесткой централизации в партийных структурах не сопровождалась много­образием форм их работы, учитывающих национальные, культурные, бытовые и другие особенности народов СССР. В решениях стал преобладать мотив принуж­дения: «обязать», «потребовать», «усилить», «принять меры» и прочие императи­вы. Долгие годы отношение верхнего эшелона партийных структур к «низам» основывались на патерналистской практике руководства, исходящей из того, что вышестоящие инстанции признаны «всегда все знать, все направлять, согласовы­вать и обо всем судить».

Идеологическая машина в период сложных послевоенных лет усиленно оправ­дывала установку на очередной виток трудового подвижничества, патриотичес­кого энтузиазма, нацеливала на усиление мобилизационных возможностей, как это было в экстремальные военные годы. В обществе насаждался лозунг «максималь­ных жертв» во имя Родины и в мирное время. Тяжелые последствия Великой Отечественной войны способствовали формированию «синдрома послевоенной жертвенности»

Характерной чертой реформ к сельском хозяйстве стала унаследованная еще от сталинских времен вера в некий чудодейственный одномоментный метод, который мог бы разом радикально улучшить положение в этой отрасли. В качестве такого виделись то внедрение кукурузы но всех регионах страны, то квадратно-гнездо­вой метод посадки растений, то ликвидация чистых парой и раздельная уборка хлебов, то внедрение беспривязного содержания коров и т.п. Компонента­ми «нового курса» Хрущева стали кредо-лозунги, которые определяли содержа­ние агарного развития ораны в данное десятилетие: «Создание агрогородов», «Целинная эпопея», «Чудо-культура: королева полей - кукуруза и царь полей -горох», «Догнать и перегнать Америку по производству мяса, молока и масла на душу населения».

Причем сроки реализации, прогнозируемые результаты не проектировались специализированными научными учреждениями, плановыми органами и носили ненаучный характер. Чрезвычайный характер реформации Н. Хрущева исклю­чал всякую возможность не только подготовительного этапа в проведении ре­форм, многие крупномасштабные проекты экономически даже не просчитыва­лись. Волюнтаристский подход при проведении данных реформ обрекал их на множество тактических ошибок, приводя к стратегическим просчетам.

13 марта 1954 г. принято постановление Совета Министров Казахской ССР об увеличении производства зерна в 1954-1955годах, где был утвержден план подъема целинных и залежных земель в совхозах  республики на 1954 год.

         Грандиозная работа по поднятию целинных и залежных земель в Казахстане развернулась весной 1954 г с началом вспашки огромных массивов новых земель в тогдашних пяти северных, областях республики - Акмолинской, Кокчетавской, Кустанайской, Павлодарской и Северо-Казахстанской, хотя, в том же году она началась (правда в меньших масштабах) также в Уральской (ныне Западно-Казахстанской), Актюбинской, Семипалатинской (ныне Восточно-Казахстанской), Карагандинской и Алматинской областях. Из всех вспаханных в первом «целинном» году (1954) а Казахстане 8 миллионов 531 тысячи гектаров целинных и залежных земель, 1710 тысяч (20%) приходилось на Кустанайскую, 1644 тысячи (19%) - Акмолинскую, 1428 тысяч (17%) - Кокчетавскую, 1021 тысяча (12%) - Павлодарскую и 759 тысяч гектаров (9%) - на Северо-Казахстанскую области. В том же году были вспаханы первые 560 тысяч гектаров целинных и залежных земель в Уральской и 446 тысяч в Актюбинской областях. В этой работе приняли участие 1697 казахстанских колхозов, 216 совхозов и 283 МТС. В том же году было создано 90 новых совхозов.

   ...Первыми прибыли на целину в нашу область посланцы тогдашней столицы Казахстана. Вот как было описано это событие.

«3 марта за несколько часов до рассвета к станции Петропавловск подошел встреченный оркестром пассажирский поезд. Из него с чемо­данами, рюкзаками вышли свыше 70 юношей и девушек, приехавших из Алма-Аты по призыву партии на освоение целинных земель. Это - первый отряд из восьми тысяч последователей московских комсомоль­цев, прибывших в Северный Казахстан. Вокзал празднично украшен. Над выходом в город плакат: «Привет молодым патриотам». Прибыв­ших встречают руководители партийных, советских и комсомольских органов области, представители предприятий промышленности и транспорта». В этот же день в областной центр приехала еще большая группа московских комсомольцев.

Вот как выглядела «география» приехавших весной 1954 года (по состоянию на 1 июня) (ГАСКО, ф. 22-П, оп. 5, д. 421, л. 4).: Краснодарский край -2406, Москва -1013, Ленинград -1048,Ярославская область-             603,  Алма-Ата-78, Украина-1057, Мордовская АССР-369, Донбасс-35. Всего за первые три года в область прибыло свыше 18 тысяч чело­век. В область приехали посланцы Сочи и Одес­сы, Воронежа и Курска, Калинина и Горького, других городов и облас­тей тогдашнего Союза. Целые бывшие боевые подразделения становились целинными бри­гадами, отделениями, а то и хозяйствами (как, скажем, совхоз им. Та­манской дивизии). Областной центр оказывал целине значительную материальную по­мощь. Только в первые годы освоения строительными организациями и промышленными предприятиями г. Петропавловска построены 5 ма­шинно-тракторных станций, с объемом освоения в 11,0 млн. руб., 19 животноводческих помещений, 31 овощехранилище, 100 крытых токов, 38 силосных ям.

Город направил на село значительное число станков и оборудо­вания, инструментов и приспособлений, запасных частей и тары.

       Труженики завода малолитражных двигателей изготовили сверх ус­тановленного плана 600 моторов и передали их целинным совхозам об­ласти (ГАСКО, ф. 869-П, оп. 1, д. 160, л. 11).

По инициативе комсомольцев Петропавловского паровозного депо 50 молодых железнодорожников весной 1954 года пошли на курсы ме­ханизаторов и призвали молодежь области и всего Казахстана последо­вать их примеру.

Во второй половине марта вслед за первыми группами прибыли бу­дущие целинники из областей России и Украины в количестве 2,5 ты­сячи человек. Такое значительное число вновь прибывших требовало большого внимания и заботы со стороны местного руководства. Обком КП Казахстана и облисполком нацеливали районные органы власти и сельсоветы на заботливое отношение к переселенцам.

В совместном постановлении руководящих органов власти и управ­ления области говорилось: «Коллективы МТС и совхозов, местное на­селение надо ознакомить с тем, сколько людей и откуда прибыло для оказания помощи в подъеме целины. Надо создать обстановку всеоб­щей заботы о прибывших людях и там, где это необходимо, часть их разместить на квартирах у местных жителей.

В приеме, отборе по специальностям, в обучении нельзя допустить ни малейшего промедления, волокиты, бездушного отношения. До на­чала весенних работ остались очень короткие сроки.

От того, насколько умело организуем использование новых сил в МТС и совхозах, будет во многом зависеть успех работы с первых дней подъема целины».

Особенностью освоения целины в нашей области стало то обстоя­тельство, что здесь наряду с целинными совхозами, которые создава­лись, что называется, «от колышка», были и хозяйства, к которым зем­ли припахивались.

В народе, а зачастую и в официальных документах, первые совхозы назывались «новыми», вторые — «старыми».

Как правило, после соответствующего распределения по целинным хозяйствам, их руководство вместе с вновь сформированным коллекти­вом концентрировалось в месте сосредоточения, коим были близлежа­щие село или аул, а затем санный поезд двигался непосредственно к месту, отведенному под совхоз.

Такая тактика освоения вошла в историю таких совхозов, как «Ждановский», имени Дзержинского, «Докучаевский», «Ишимский», имени Молодогвардейцев и другие.

Первыми официальными документами, узаконившими рождение этих новых сельскохозяйственных организаций, стали Постановления Совета Министров Казахской ССР от 13 марта №129 и 29 марта №160 1954 года.

Согласно этим решениям для всех из них были опре­делены и закреплены территории, границы, проведена разбивка пахот­ных земель.

Исключение составлял совхоз им. Джамбула.

В этом хозяйстве, в связи с нерешенностью вопроса территории об­следования, работы землеустроительного порядка не проводились. Был проведен только выбор центральной усадьбы.

К Октябрьскому району несколько позднее отнесены также новые совхозы тогдашнего Рузаевского района Кокчетавской области «Ле­нинский» и «Мичуринский».

В первый год освоения целины также организованы и узаконены хозяйства «Молодежный» и «Черкасский» (в то время Советского рай­она) - 21 сентября 1954 года; «Озерный» и «Целинный» - 1 октября 1954 года (в момент образования территория относилась к Пресногорьковскому району Кустанайской области).

К числу целинных можно также отнести совхозы «Октябрьский» и «Степной», которые значительно укрупнились за счет освоения боль­шей части своих земель (Постановление СМ КазССР от 8 октября 1954 г.).

И, наконец, приказом Министерства совхозов КазССР от 12 октября 1954 года был образован совхоз «Веселовский» Булаевского района.

Несколько позже (11 ноября) совхоз получил название име­ни Таманской дивизии. Таким образом, в первый год подъема целины образовано 19 целинных совхозов (в границах Северо-Казахстанской области на тот период времени).

Многочисленные воспоминания первоцелинников того времени го­ворят о трудностях и лишениях, которые пришлось испытать новосе­лам.

Большинство из них мужественно переносили невзгоды и были охва­чены горячим желанием выполнить поставленную перед ними задачу.

Один из самых уважаемых и почетных первоцелинников края М. П. Николенко вспоминал:

«Я приехал на целину с одним из первых эшелонов, оставив восста­новленный после военной разрухи совхоз «Большевик» Запорожской области, в котором проработал 16 лет.

...Март 1954 г. В старый Возвышенский совхоз собралось около 530 целинников: молодежь из Москвы, Сочи, Ярославля и Краснодара. Хлеборобов среди них было маловато. В основном - рабочие от стан­ка... Я спросил: «Кто умеет пахать землю?». Поднялось четыре-пять рук. «Кто желает пахать целину?». Лес рук. Все. Появилась уверен­ность, легче стало на душе.

К месту центральной усадьбы - совхозу «Ждановский» - прибыли 18 марта. И хотя ни деревца, ни кустика, и снег выше колен, настрое­ние было приподнятое, будто приехали на праздник.

С этого дня и началась наша целинная жизнь. Завозили технику, стройматериалы. День за днем прибавлялось работы. Распахали 24 тыс. гектаров целины, строили дома. Когда не хватало дня, работали ночью.

Часто недоставало воды - ее возили за 45 км.

Но трудились дружно, как единая монолитная семья. Делили радости и невзгоды русские и казахи, украинцы и башкиры, белору­сы и татары, представители других национальностей. Всех объединяло одно желание - сделать как можно больше, вовремя.

Для решения больших задач нужны были не только желания, энту­зиазм и настойчивость людей. Требовались и знания, определенная ор­ганизация, инициатива, а главное - умелые руки.

Учились все - рабочие и специалисты, от повара до главного инженера.

Сами учились и других учили тому, чего требовала работа» (ГАСКО, ф. 869-П, оп .1, д. 219, лл. 9-10).

Большая работа в деле организации подъема целины проводилась местными органами власти и управления.

Вслед за первоцелинниками шла мощная по тому времени сельско­хозяйственная техника.

Челябинск и Волгоград поставляли гусеничные тракторы, Горький и Ярославль - грузовые автомобили, Ростов-на-Дону - комбайны, Ле­нинград - передвижные электростанции, Рубцовск — пятикорпусные плуги.

Об этом говорил секретарь Мамлютского райкома партии Савинов на пленуме Северо-Казахстанского обкома партии 2 апреля 1954 года:

«...На поднятие целинных и залежных земель идет огромная материальная сила, поступает техника в невиданных доселе размерах Н Мамлютский район, расположенный на линии железной дороги, является свидетелем этого дела. Только на одну небольшую железнодорожную станцию - Мамлютка - уже прибыли тысячи механиков других добровольцев на подъем целины из Москвы, Кубани и других областей.

Масштабно росла механизация села. Если в начале 1953 года в МТС, совхозах и колхозах области было 5863 трактора (в 15 сильном исчислении), то в 1955 - 12,5 тысячи, в 1959 - 17,6 ты­сячи, в 1960 - 19,5 тысячи тракторов.

В целом за 1954-1956 годы мощность тракторного парка МТС области увеличилась в 2 раза (в совхозах - в 2,5 раза).

Значительная работа проводилась в целинных совхозах производственному и хозяйственному строительству, по возведению жилья, культурно-бытовых объектов.

Высокими   темпами   шло   освоение   выделяемых   государством средств.

Так, например, только за три первых квартала 1954 года совхозами Булаевского района было освоено свыше 6,8 млн. рублей, а лишь один целинный совхоз того же района «Ждановский» возвел строительных сооружений почти на 2,5 млн. рублей .

К первой зиме на целине 1954/1955 гг. во всех целинных совхозах закончили сборку стандартных домов для новоселов: восьмиквартирных - 8, четырехквартирных - 39, одноквартирных - 43. Всего было собрано 90 домов с общей площадью 9,9 тысячи кв. м.

Подъем целины продолжался и в 1955-1956 годах. В это время старые совхозы укреплялись за счет прирезки им земельных площадей госфондов и колхозов. Весной 1955 года на карте области появились совхозы «Амангельдинский» Ленинского (ныне Есильский район), «Ленинский» Советского (ныне Аккайынский), «Марьевский» и «Заря» Октябрьского (ныне Шал акына) районов и другие. Колхозы области ук­рупнялись, либо преобразовывались в совхозы.

Сельскохозяйственная наука стала прочно обосновываться на земле, тесно увязываться с передовым опытом растениеводства и животно­водства. Так, Приказом Министерства сельского хозяйства КазССР от 26 июня 1956 года была образована Северо-Казахстанская государст­венная опытная станция.

Итогом первых лет освоения целины стало наличие в области 53 совхозов, 19 из которых были созданы заново в практически необжитой степи.

За две целинные весны хозяйства подняли 1043 тыс. га, уве­личив посевную площадь региона в 2,3 раза. Значительно воз­росли посевы основной продовольственной культуры - пшени­цы. Средняя урожайность достигла 14,2 центнера с гектара.

Документы той поры доносят до нас цифры, характеризующие мас­штаб вложения (освоения) средств.

Так, если в среднем в сельскохозяйственном производстве до подъема целины вкладывалось около 10 млн. рублей, то за два первых целинных года было вложено 122,5 млн. рублей. Подтягивался и соцкультбыт.

В 1954 году в целинных районах и совхозах открылись 25 клубов, 12 больниц, 15 сельских библиотек, 7 новых киноустано­вок, 45 фельдшерско-акушерских пунктов, 16 мастерских быто­вого обслуживания.

Известно, что первым высокоурожайным на целине был 1956 год. Он как бы завершал целинную трехлетку и стал рекордным. Явился он таковым и в Северо-Казахстанской области.

Зерна было собрано столько, сколько за предшествующие 4 года. В закрома государства, как тогда было принято говорить, засыпано 85 млн. пудов хлеба, что также превышало трехгодичную сдачу зерновых.

Все районы области получили на постоянное хранение Красные знамена ЦК КП Казахстана и Совмина Казахской ССР, (что было тогда - высшей наградой для трудовых коллективов). Главный выставочный комитет ВСНХ присудил области  Диплом I степени и утвердил ее участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки СССР 1957 года.

Свыше 4-х тысяч передовиков сельского хозяйства были награжде­ны орденами и медалями страны.

За особо выдающиеся успехи, достигнутые в деле освоения це­линных и залежных земель, получение высоких урожаев ряду североказахстанцев Указом Президиума Верховного Совета ССР от 11 января 1957 года было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда.

Воссоздавая картину прошлого, мы можем назвать поступки первоцелинников героическими, а труд - достойным уважения и признательности всеми живущими сегодня.