Тіркелу   Забыли пароль?


2016/3. 43-57 б. Тулибаева Ж.М. «Мирза Улугбек о государстве и власти в истории тюркских народов». «Археография және деректану ұлттық орталығының хабарлары» журналы.




Жулдыз Тулибаева «Мирза Улугбек о государстве и власти в истории тюркских народов». «Археография және деректану ұлттық орталығының хабарлары» журналы. 3-2016. с. 43-57.

 

Төлебаева Жұлдыз – тарих ғылымдарының докторы, Археография және деректану ұлттық орталығының жоғары деңгейлі археографы

 

Мирза Улугбек о государстве и власти в истории тюркских народов

 

Введение

 

Исторический труд Мирзы Улугбека «Улус-и арба‘-йи Чингизи» («Четыре улуса Чингиздов»), написан в 1425 г. на персидском языке. В настоящее время известны четыре списка сокращенного варианта «Улус-и арба‘-йи Чингизи». Два списка сочинения хранятся в Англии, один список в Индии и один в США.1 Рукописная книга состоит из введения и семи глав.2

Во введении (л. 1б – л. 12б) Мирза Улугбек излагает краткую историю сотверения мира, библейских Пророков: Шис, Кайнан, Махлаил, Пророка Нуха (Ной) и его детей.

Глава первая (л. 13а – л. 27а) посвящена истории Тюркхана, сына Йафаса и правивших в Туркестане его потомков, татаро-монгольским и тюркским племенам.

Во второй главе (л. 27а – л. 37б) содержатся сведения о легендарной про-матери тюрко-монгольских народов Аланкуве и ее потомках.

Глава третья (л. 37б – л. 109б) посвящена Чингисхану.

Глава четвертая (л. 109б – л. 117б) излагает историю потомков Чингисхана, правивших в Улуг Юрте: Угедей-каан, Гуюк-хан, Менгу-каан, Кубилай-каан, Улджайту Тимур-каан, Айид, сын Муклая, Кубилай-каан, сын Барлая, Кушбилай-каан, Туктай-каан, Барай-каан, Ануширван-каан, Даку-Тимур-каан, Йасурдар-каан, Аника-каан, Аланг-каан, Туран-Тимур-каан, Ак-Тимур-каан, Илчи-Тимур-каан, Табзи-каан, Урдай-каан, Удай-каан.

Глава пятая (л. 117б – л. 128а) посвящена 39 ханам, правившим в Дешт-и Кипчаке, которые были потомками старшего сына Чингисхана – Джучи-хана: Бату-хан, Берке-хан, Сайин-хан, Мунка-Тимур-хан, Йису-Мунка-хан, Туктай-хан, Узбек-хан, Джанибек-хан, Бердибек-хан, Келдибек-хан, Науруз-хан, Черкес-хан, Хизр-хан, Марду-хан, Базарчи-хан, Тукай-хан, Туглуг-Тимур-хан, Мурад-ходжа-хан, Кутлуг-ходжа-хан, Урус-хан, Туктабай-хан, Тилак-хан, Токтамыш-хан, Тимур-Кутлу-хан, Шадибек-хан, Пулад-хан, Тимур-хан,   Джалал  ад-дин-хан,   Карим-берды-хан,  Кийик-хан,  Чакар-хан, Джаббар-берды-хан, Саййида Ахмад-хан, Дарвиш-хан, Мухаммад-хан, Даулат-берды-хан,, Барак-хан, Гийас ад-дин-хан, Мухаммад-хан.

Глава шестая (л. 128а – л. 164б) излагает историю Ильханидов (Хулагуидов): Хулагу-хан, Абакай-хан, Тукудар-хан, Аргун-хан, Кейхату-хан, Байду-хан, Султан Махмуд Газан-хан, Улджайту Султан, Султан Абусаид-хан, Арпа-хан, Муса-хан, Мухаммад-хан, Тугай-Тимур-хан, Саки-бегим, дочь Улджайту султана, Джахан Тимур-хан, Сулейман-хан (последний из потомков Хулагу-хана на троне Ирана).

Глава седьмая (л. 164б – л. 182а) посвящега правителям Чагатайского улуса: Чагатай-хан, Кара-Хулагу-хан, Йису-Мунка-хан, Кара-Хулагу-хан (второе правление), Аргуна-хатун, Алгу, сын Байдара, Мубаракшах-хан, Барак-хан, Бек-хан, Тук-Тимур-хан, Дува-Чечан-хан, Кунджак-хан, Талику-хан, Исан-Бука-хан, Кебек-хан, Илчигадай-хан, Дурар-Тимур-хан, Тармашир-хан, Туран-хан, Джангиту-хан, Ису-Тимур-хан, Али-Султан-хан, Мухаммад-хан, Казан-Султан-хан, Данишмандча-хан, Баянкули-хан, Тимур-шах, Туглук-Тимур-хан, Илйас-ходжа-хан, Адил-Султан-хан, Камил-шах, Суйургатмиш-хан, Султан-Махмуд-хан.

Исторический труд «Улус-и арба‘-йи Чингизи» написан в соответствии с традициями средневековой мусульманской историографии. С точки зрения мусульманских мыслителей деятельность библейских пророков представляла собой сущность всемирной истории. Арабские историки в VIII веке к описанию истории библейских Пророков добавили историю Пророка Мухаммада и  первых четырех праведных халифов. К IX веку окончательно формируется концепция и структура изложения истории мусульманского мира, представленная в виде истории Пророков и государей.  Один из лучших  образцов  исторических  сочинений  той  эпохи  – исторический труд Абу Джафара Мухаммада ат-Табари (838 – 923) «Тарих ар-русул ва-л-мулук» («История пророков и государей»).3 Абу Али Мухаммад ал-Бал’ами по пожеланию эмира Мансура ибн Нуха (961-976) в 963 году приступил к переводу на персидский язык сочинения «Тарих ар-расул ва-л-мулук». Труд состоит из двух томов и содержит описание всеобщей истории с древнейших времен до событий 227/842 года. Сочинение ат-Табари было дополнено отдельными сведениями, отсутствующими в арабском оригинале.

В начале XIV века мусульманские историографы включили в свои произведения разделы, посвященные древним тюркским и монгольским племенам, историю происхождения и прихода к власти Чингисхана. Рашид ад-Дин, автор исторического труда «Джами‛ ат-таварих» («Сборник летописей»), один из первых историографов, кто дополнил историю мусульманского мира историей образования империи Чингисхана.4 Труд написан на персидском языке и завершен в 710/1310-11 году. В XVI веке по указанию Шейбанида Кучкунджи-хана (916/1510-936/1530) сочинение «Джами‛ ат-таварих» было переведено на чагатайский язык.

«Джами‛ ат-таварих» – всеобщая история с древнейших времен до 700/1300-01 г., изложение истории Хулагуидов доведено до 705/1305-06 г.

Согласно Рашид ад-Дина сочинение изложено в трех томах (муджаллад). Первый том сочинения был написан в 706/1307 г. и известен под собственным названием «Тарих-и мубарак-и Газани» («Благословенная Газанова история»).

Том первый состоит из двух разделов (баб). Первый раздел состоит из введения (дибаче) и четырех глав (фасл).

Введение - Территория тюрков; название родов и подразделений.

Глава первая - Народы, происшедшие от Огуза.

Глава вторая - О тюркских племенах, которых в данное время называют монголами.

Глава третья - О тюркских племенах.

Глава четвертая - О тюркских племенах, которые в древности назывались монгол.

Второй раздел состоит из двух глав.

Глава первая -  Предки Чингиз-хана. Глава первая состоит из 10 сказаний: Добун-Баян и Алан-Гоа; Алан-Гоа и ее три сыны; Бодончар-каан, сын Алан-Гоа; Дутум-Мэнэн, сын Бодончара; Байсункур, сын Дутум-Мэнэна; Тумбинэ-хан, сын Байсункура; Кабул-хан, сын Тумбинэ-хана; Бартан бахадур, сын Кабул-хана; Есугей бахадур, сын Бартан бахадура.

Глава вторая – История монголов от Чингиз-хана до Газан-хана. Глава вторая состоит из трех разделов.

Раздел первый - История Чингисхана;

Раздел второй - История потомков Чингисхана, правивших в Китае, Средней Азии и Восточной Европе;

Раздел третий -  История Хулагуидов.

Согласно Рашид ад-Дина второй том «Джами‛ ат-таварих» был написан по приказу Улджейту-султана (703/1304-716/1316) посвящен его имени. Второй том состоит из двух разделов (баб).

Первый раздел - История Улджейту-султана со времени его рождения.

Второй раздел состоит из двух частей. Первая часть делится на две главы.

Глава первая - История всех пророков, халифов, государей.

Глава вторая - Общая история мира.

Вторая часть - Продолжение истории Улджайту-хана.

Третий том сочинения имеет собственное название «Сурат-и акалим ва масалик-и мамалик» («Картина климатов и пути стран») и посвящен географическому описанию мира.

Однако, следует сразу отметить, что Мирза Улугбек, при написании своего исторического сочинения использовал источники, содержащие сведения, отличные от изложенных Рашид ад-Дином.

 

Легендарные предки Чингисхана и Чингизидов

 

Во введении Мирза Улугбек пишет, что «большинство историков считают,   что  Йафас  (Иафет)  был  пророком»  (л. 11а).   Йафасу,  сыну  Ноя принадлежала территория «от моря Китая в горах Камрун, от Белой Горы до границы Рус, и с третьей оставшейся части пятого климата, мрачный полюс» (л. 12а). Автор сочинения отмечает, что «поскольку страны Туран и Туркестан были переданы во владение Йафасу, поэтому его называют «отцом Тюрок» (л. 12а).

В первой главе «Улус-и арба‘-йи Чингизи» (л. 13а – л. 27а) рассказывается об истории древних тюрок. Здесь говорится, что Тюрк, сын Йафаса, сына Ноя был первым ханом восточных стран. «Его авторитет распространялся от границы Китая, который назывался Ханджю, по всей этой территории, которую теперь называют Туркестаном. Пожертвования или распределения свободной земли, стали его подарком для тюрок» (л. 13а). Тюркхан выбрал очень благоприятные условия для своей ставки, которая называлась Джаелган. «В том месте протекала небольшая река, вода в ней была теплой. Вокруг было много красивых гор и родников с вкусной водой. Здесь он  проводил время в обязанностях и религии» (л. 13а).

Мирза Улугбек пишет, что хотя есть спорные моменты в родословной Тюркхана, беспорно одно,  что он «был первым, кто принимал ханскую власть на востоке. Он долго управлял страной Туркестан» (л. 15а). Когда он умер, его старший сын, Абулчихан, с согласия его семьи и их предводителей, был возведён на трон государства. Абулчихан внес изменения в управление страной. «Он разделил улусы на правые и левые. Правых, он назвал унгар, а левых джунгар или джавангар. Он приказал, чтобы унгары никогда не появлялись на его торжественных приёмах, на стороне левых, а джунгары у правых» (л. 15а). Мирза Улугбек отмечает, что «во времена Абулчихана, тюрки, накопив богатство, стали гордыми, и оставили религию их предков» (л. 15б).

Согласно преданиям, у Абулчихана было два сына, которые были близнецами. Одного звали Татар, а другого Монгул. Мирза Улугбек перечисляет  имена  правителей  племени  татар  в  следующем порядке: Татархан, сын Абулчихана; Букахан, сын Татархана; Аламчихан, сын Букахана; Ансылхан (Алайлихан), сын Аламчихана; Естизхан, сын Айсылхана; Ардухан, сын Естизхана; Байдухан, сын Ардухана; Севинчхан, сын Байдухана.

Ставка Монгулхана находилась «в Каракоруме между двумя горами, которые назывались Иртак и Киртак, с определёнными местами яйлак (летовки) и кишлак (зимовки). Он был идолопоклонником» (л. 16б).

Мирза Улугбек перечисляет имена правителей племени монгол в следующем порядке: Монгулхан, сын Абулчихана; Карахан, сын Монгулхана; Огузхан, сын Карахана; Кунхан, сын Огузхана; Айхан, сын Огузхана; Юлдузхан, сын Айхана; Менглихан, сын Юлдузхана; Тенгизхан, сын Менглихана; Елхан, сын Тенгизхана.

Во времена правления Огузхана в Туркестане войска тюрок были разделены на семь подразделений:

«Первые назывались булджунгар, и они предшествовали армии как авангард. Тюрки называют это подразделение каравул.

Вторые назывались бурунгар и следовали за булджунгаром, занимая место между ними и армией, в пользу коммуникации, что называют иравул, тюрки их называли манкалай, а на арабском языке макдамат ал-джуш, потому что самые храбрые молодые люди в армии отправлялись туда.

Третье подразделение называли унгар, также как был назван Абулчиханом, они располагались в правом крыле, на расстоянии выстрела стрелы, их тюрки называли ункул, а на арабском языке йумина.

Четвертые [воины подразделения] назывались джунгарами, также как были названы Абулчиханом, и они занимали то же самое положение слева.

Пятые [воины подразделения] являлись центром армии, которых называли гулами. Они располагались так, чтобы их тела могли перемещаться между правыми и левыми флангами подразделения, как выше было описано. Предводитель располагался здесь под тугом или под штандартом, их тюрки называли йасав, а на арабском языке калб ал-джайш.

Шестое подразделение называлось укджунгар. Они следовали за гулом на расстояние, при котором пыль от гула могла достичь её, или когда её пыль могла достичь гула. Тюрки называли их чангавул или чанукдавул, или саких на арабском языке. Некоторые тюрки называют его укчи.

Седьмое подразделение, называлось бустунгар, они следовали за укджунгаром, не отклоняясь вправо или влево, на таком расстоянии, чтобы враг был не в состоянии обнаружить лошадей или пыль укджунгаров. Бустунгаров тюрки называли боктурма, а персами они назывались камингар, булчунгар и бустунгар были неизвестны арабам, и у них не было никаких названий этих подразделений войска» (л. 19б – л. 20а).

Во второй главе «Улус-и арба‘-йи Чингизи» (л. 27а – л. 37б) описывается легендарная история появления на свет трёх сыновей Аланкуве: Буркун, Бусунгур, и Бузанджар, ставших родоначальниками монгольских и тюркских племён. В исторических хрониках приводятся различные версии относительно Человека Света, в одних рассказах, он принимал облик желтого пса,5 в других волка.6

         Описание событий появления сыновей Аланкуве в «Улус-и арба‘-йи Чингизи» отличается от изложения этих событий Рашид ад-Дином в «Джами ат-таварих».7 В описании Мирзы Улугбека они освещены подробнее. Следует отметить также, что многие даты, приводимые Мирза Улугбеком в сочинении, отсутствуют в труде Рашид ад-Дина. Например, дата рождения сыновей Аланкуве. Мирза Улугбек приводит дату рождения сыновей Аланкуве – 111 год хиджры (5 апреля 729 г. – 24 марта 730 г.).

Автор сочинения  отмечает,  что «Бузанджархан, сын Аланкуве, дочери Чуманахана, сына Йулдузхана, сына Менгли-Ходжахана, сына Тимурташхана из потомков Кийана (Кийата), сына Ильхана» был предком Чингисхана в «девятом колене» и Амира Тимура в «четырнадцатом колене» (л. 27б). Бузанджархан стал первым правителем, которого монголы назвали почетным титулом Сахибкиран. У Бузанджара было два сына. Одного звали Бука, и он является «великим предком всех государей Туркестана» (л. 29б).

Согласно Мирза Улугбеку, «когда эти трое сыновей Аланкуве родились, провидцы того времени предрекли, что они станут родоначальниками многих великих народов, и в особенности  Бузанджар. Утверждалось, что все монгольские племена признают его власть, и он станет величайшим государем своего времени, а после него, его потомки будут правителями до окончания века». Мирза Улугбек пишет, что «в исторических летописях утверждается, что эти три сына Аланкуве были отмечены каждый при своем рождении родинками на голове. У Буркуна и Бусунгура родинки располагались за ушами, а у Бузанджара [родинка] находилась на верхней части головы. Мудрецами того времени, это было понято как предопределение и знак верховной власти. Бузанджар также обладал ещё одним признаком принадлежности к избранным. Еще в его младенчестве, когда его няня положила его спать на спину, он тут же перевернулся и спал на её лице. Также утверждают, что кости его шеи были такими жесткими или несгибаемыми, что он не мог повернуть голову в любую сторону, не повернув всё тело.  Некоторые говорят, что кости на его шее были без стыков, и что это тоже признак величия» (л. 30а).

Излагая историю монголов, Мирза Улугбек пишет: «Можно здесь отметить одну особенность войск монголов. Они очень верны и преданны. Если какой-либо воевода возглавлял войско в сто тысяч человек, и правителю, за любую его вину, которую он мог совершить, и надо было послать за  его головой, одного всадника было бы достаточно, чтобы он принес его голову. Воеводы, назначаемые на должность, не осмеливаются отказаться от него, причём другие же не позволят им отказаться. Всякий раз, когда монголы объединяются, они всегда выбирают одного из них своим вождём, и подчиняются ему со всем уважением и преданностью. И никто не сможет ими управлять, кроме вождя из их рода» (л. 31а).

В «Улус-и арба‘-йи Чингизи» история правления легендарных предков Чингисхана излагается в следующем порядке: Бузанджархан, сын Аланкуве; Букахан, сын Бузанджар каана; Дутуминхан, сын Букахана; Кайдухан, сын Дутумихана; Байсункархан, сын Кайдухана; Туминахан, сын Байсункархана; Кабулхан, сын Туминахана; Кубилайхан, сын Кабулхана; Буртай Бахадур, сын Кабулхана; Йасукай Бахадур, сын Буртай Бахадура, отец Чингисхана.

Во времена царствования Туминахана, мудрецами того времени было предсказано рождение Чингисхана, «что три государя из потомства его сына Кабулхана, будут царствовать подряд, но четвертый станет завоевателем большей части обитаемого мира. У него будет много детей, которые будут царствовать  в  различных  частях  света.  Их  потомки, в течение длительного времени также наследуют их в звании и могуществе» (л. 34б). Мудрецы Туминахана также предсказали рождение Амира Тимура. Потомки его второго сына Качули будут правителями второго уровня. Но восьмой потомок «станет победителем большей части мира, и что у него будет много детей, которые все станут государями разных стран» (л. 34б).

Согласно предсказаниям, сыновья Туминахана, Кабул и Качули, заключили  торжественный  обет,  в  присутствии  своего  отца,  что «престол государства должен предназначаться Кабулу, а командование войском и управление всеми военными делами передаются Качули. Этот договор должен распространяться на всех их детей и потомков в том же порядке. Это соглашение, написанное уйгурскими буквами, подписали все шахзаде семьи. Туминахан заверил договор своей печатью, которую называли Ал-Тамга, и отдали казначею казны на хранение» (л. 35а).

Мирза Улугбек, описывая рождение Чингисхана, пишет: «Рассказывают, что этот ребенок родился 9 зу-л-хиджа 549 года хиджры (13 февраля 1155 г.), соответствующему тюркскому году кабана, а некоторые говорят, что он родился 20 числа зу-л-каада, в год кабана, 549 года хиджры (26 января 1155 г.). Но все согласны с тем, что он родился с руками и ногами окропленными кровью, что означает особенность его беспощадного характера... Предводители монголов собрались и утвердили, что он должен быть назван Тимучином, по той причине, что Тимучин, государь татар, взятый в плен Йасукай Бахадуром, был величайшим правителем своего времени» (л. 37б).

Вильям Майлс, в своём переводе «Улус-и арба‘-йи Чингизи» на английский язык под названием «Родословие тюрок, или генеалогическое древо тюрок и татар», ошибочно указал разные года в двух возможных датах рождения Чингисхана – 9 зу-л-хиджа 540 года хиджры (22 мая 1146 г.) и 20 зу-л-каада 549 года хиджры (26 января 1155 г.).8 На самом деле, Мирза Улугбек в сочинение указывает только один год рождения Чингисхана, упоминая год на персидском и арабском языках. 

 

Чингисхан и Чингизиды

 

 В третьей главе «Улус-и арба‘-йи Чингизи» (л. 37б – л. 109б) излагается история правления Чингисхана. Мирза Улугбек так описывает Яссу Чингисхана: «Великий Сахибкиран Чингисхан учредил определенные правила для любых случаев и обстоятельств, и он также придумал наказания для всех преступлений. Среди них, штраф за убийство мусульманина был установлен в виде сорока кусков золота... До времени Великого Сахибкирана Чингисхана, монголы, кажется, не имели какой-либо письменности. Великий Сахибкиран Чингисхан поэтому, приказал им и их детям учить уйгурское письмо. Приказы или правила, о которых мы говорим,  написаны этим письмом в записях, которые называются Великим сводом правил. Эта книга хранилась в казне, и была так почитаема тюрками, что они никогда не отклонялись от её правил» (л. 55б). Миза Улугбек подчёркивает, что все правила или обычаи монголов могут содержаться в следующих словах: «Все приказы хана должны быть без колебаний исполнены» (л. 55б).

Мирза Улугбек пишет в «Улус-и арба‘-йи Чингизи», что любое отклонение от приказа было просто невозможно. Обязанности каждого воина были строго определены в соответствии с его рангом. Каждый из сыновей Чингисхана выполнял свои определенные обязанности. Улугбек приводит такие   сведения:   «Джучихан   отвечал  за  подготовку  и  проведение  охоты.

Чагатайхан отвечал за порядок и проведение набора в армию. Угедейхан, чьи способности превосходили остальных его братьев, был назначен осуществлять контроль над политическими делами государства. Тулихан, которого также называли Балиг нойон, отвечал за конницу и также за устройство лагерей» (л. 55а).

В «Улус-и арба‘-йи Чингизи» приводятся рассказы, описывающие характер Чингисхана. Например, как Чингисхан сообщил Чагатайхану о смерти его сына. «Был приказ Великого Сахибкирана Чингисхана о том, чтобы [не] говорить о смерти  Бамкана, сына Чагатая. Согласно этому [приказу] никто не осмеливался, говорит об этом событии. Спустя несколько дней Великий Сахибкиран Чингисхан, [вызвав Чагатая, произнёс]:

Стихи:

От злости морщинились брови и глаза,

В сторону Чагатая повернул сердитое лицо

[Сказал]: Почему не соблюдал Яссу и приказ?

Почему вели себя как главный владыка?

Чагатай от страха упал на колени [и сказал]:

Без сомнения, вы избранный Владыка!

Вы Владыка мира, а мы всего лишь слуга!

Пусть осудит нас Ясса, если не подчинимся [вашему] приказу,

Мы ваши рабы, а вы Властелин,

Мы не имеем никаких прав!

Наша мечта – получить ваше благословение!

Иначе очень трудно будет нам жить,

Мы подчиняемся всему, что вы скажете:

В вашей воле, окажите милость, или истерзайте наши души.

Прикажите, мы ничтожные слуги,

По вашему приказу отдадим свои души!

Владыка Великий Сахибкиран

Надел на Чагатая шубу.

Повелитель гласил ему по установленному правилу так:

Твой сын погиб во время сражения,

Ты не горюй [при всех] из-за его смерти,

Возьми себя в руки и ничего не говори.

Услышав это Чагатай, совсем растерялся,

В растерянности от страха он молчал.

Если он смог бы поступить иначе,

То громким рыданием  растерзал бы свою душу.

Ни терпение, ни утешения [не помогут]

[Так как] от дыма сердца не издается звук.

Он взял себя в руки и долго молчал.

Мужественно [держался] и сказал повелителю:

Если Бамкан погиб в бою,

Значит, он принес себя в жертву для государя.

Раб, который пришел на службу государю,

Он должен гордиться, что находится в составе славной армии.

Сотни тел и душ наподобие нас могут погибнуть,

Да будет вечным жизнь Сахибкирана!

Затем удалился оттуда с достоинством.

Он забрался в скромный уголок,

И с обоих глаз выпустил [слезы подобно рекам] Сейхун и Джейхун.

 

Великий Сахибкиран Чингисхан произнес слова упрека Чагатайхану, который был его вторым сыном, из-за возникшей ссоры в Хорезме между ним и его старшим братом Джучиханом. По причине той ссоры завоевание крепости Хорезма затянулось. Чагатайхан преклонив колени [перед отцом] весь в страхе, с полным повиновением признал свои ошибки, с послушанием произнес слова публичного извинения.

После этого, Великий Сахибкиран Чингисхан пожаловал ему милость и принес свои соболезнования по случаю смерти Бамкана, сына Чагатайхана, запретил всякие досуги и веселья.

Чагатайхан, услышав это известие, не проявлял внешнюю растерянность, и, взяв себя в руки, произнес слова, подобающие Великому Сахибкирану. Затем он спокойно вышел, и, забравшись в тихий уголок, долго плакал. Тем самым он понизил пламя [вечной] разлуки с сыном. Он снова вернулся на службу к отцу и не проявлял открыто никаких признаков скорби» (л. 96б).

Описывая беспощадный характер Чингисхана, Мирза Улугбек пишет, что Чингисхан превыше всего ценил в людях силу и стойкость характера, храбрость и умения воина. В «Улус-и арба‘-йи Чингизи» описываются сражения Чингисхана с Султаном Джалал ад-Дином, сыном Султана Мухаммада Хорезмшаха. В последнем сражении, когда Султан Джалал ад-Дин, был вынужден обратиться в бегство, Чингтсхан запретил своим воинам «пускать стрелы» ему вслед. Мирза Улугбек пишет: «Все поступки и нравы Султана понравились Сахибкирану. Он, произнеся слова похвалы [в его адрес], обратился к своим сыновьям и сказал: «От отца должен остаться именно такой сын. [Сын] который преодолев две пучины – огня и воды достиг берега спасения. От него [на память] останутся много [славных] дел и [про него] сочинят множество легенд. Тот, кто благоразумен, не должен остаться в неведении об его делах» (л. 98а).

В «Улус-и арба‘-йи Чингизи» приводятся слова Чингисхана, его завещание сыновьям и сородичам: «Я во всех делах отдаю должное уму и знаниям Карачара нойона. Принятие правильного решения в деле продолжительного существования нашего государства зависит от Карачар нойона. Если хотите, чтобы я был доволен вами, то никто не должен ослушаться его ясного мнения. Чтобы он не говорил, вы не должны противиться его решению». Он [Чингисхан] сказал: «До нас дошел договор, составленный между Кабулханом и Качули, заверенный царской печатью Туминахана и наши предки по порядку заверяли его». Он велел доставить его из казны. Согласно приказу его принесли. Он обратился к сыновьям и сказал:

«Я с Карачар нойоном и наши отцы договорились. Теперь я возвеличиваю Угедея ханом на мое место, и свой престол правления передаю ему. Вы тоже все обязаны подчиниться этому распоряжению и должны дать письменное заверение, что беспрекословно будете подчиняться приказам Угедея, соберетесь на его курултай». Согласно этому распоряжению сыновья составили письменное заверение, закрепленное царской печатью, и представили его Великому Сахибкирану Чингиз-хану» (л. 107б).

Согласно повелению Чингисхана между Чагатайханом и Карачар нойоном был подписан «договор о том, что они будут как отец и сын. Данный договор обе стороны заверили своей подписью. Договор отцов он отдал Чагатайхану, а договор их сыновей он отдал Угедейхану» (л. 108а).

 

Улус Угедей каана

 

В четвертой главе «Улус-и арба‘-йи Чингизи» (л. 109б – л. 117б) излагается история правления потомков Чингисхана, правивших в Улуг Юрте. Мирза Улугбек красочно описывает курултай в Ордубалыке, столице Улуг Юрта, состоявшийся согласно завещанию Чингисхана. На курултай собрались родственники Чингисхана, знатные эмиры и нойоны. «Из Дешт-и Кипчака [прибыли] сыновья Джучихана, сына Чингисхана – Мануй, сын Джучи, Шайбан, сын Джучи, Чумиай, сын Джучи, Танкут, сын Джучи, Берке, сын Джучи, Баракча, сын Джучи, Тумаугул, сын Джучи, Орда, сын Джучи, Сыгнак, сын Джучи. Из восточной стороны в Ордубалык [прибыли] братья Великого Сахибкирана Чингисхана – Уткин, сын Йасукая, Ракай, сын Йасукая, Талкути, сын Йасукая, Нойон, сын Йасукая. Со стороны Бешбалыка [прибыли] – Чагатайхан, также из своей ставки Карачар нойон, сын Сугусчуна, сына Ирумчи, сына Барласа, сына Качули Бахадура, сына Туминахана.

С разных сторон прибыли эмиры, нойоны, и прозванный Великим нойоном, шахзаде Тули вместе со своими младшими братьями, сыновьями Великого Сахибкирана Чингисхана. Друг за другом все прибыли и каждый из них расположился на отведённом ему месте» (л. 110а).

На курултае всех присутствующих ознакомили с завещанием Чингисхана и подписанными договорами. Согласно традиции Угедейхан сорок дней отказывался сесть на престол государства. На сорок первый день «Чагатайхан взял [Угедейхана] за правую руку, а Уткин Бахадур за левую руку… Тулихан в честь Угедейхана поднял чашу и все шахзаде, радостные люди, великий нойон Карачар, знатные эмиры – каждый преклонил колени по девять раз.

Стихи:

Каждый шахзаде, который был на приеме у шаха,

И те, кто находился вне дворца,

Каждый по девять раз поклонился,

И таким образом они унизили тех,

Кто был с плохими помыслами.

Спустя два года после смерти отца, Угедейхан в 626 году хиджры (1228-29 г.), соответствующему [тюркскому] году коровы, по согласию дядей, братьев, нойонов, больших и малых эмиров, воссел на трон миродержца. Все люди того времени назвали его кааном, хорошим и праведным государем, самым уважаемым из падишахов. В делах правления никто не осмеливался выйти против него. Поэтому его и назвали кааном» (л. 111а).

В четвертой главе Мирза Улугбек перечислил имена потомков Чингисхана, правивших в Улуг Юрте в следующем порядке: Угедей каан  (Уктай каан), сын Чингисхана; Гуюкхан (Куйукхан), сын Угедей каана; Менгу каан, сын Тулихана; Кубилай каан, сын Тулихана; Тимур каан (Улджайтухан), сын Джамкина; Айид, сын Муклая; Кубилай каан, сын Барлая; Кушбилай каан, сын Джанга; Туктай каан, сын Кушбилай каана; Барай каан, сын Тулака; Ануширван каан, сын Дара каана; Даку-Тимур каан (Тук-Тимурхан); Йасурдар каан; Аника каан, сын  Йасурдар каана; Аланг каан; Туран-Тимур каан; Ак-Тимур каан Нубих, сын Киракугула; Илчи-Тимур каан; Табзи каан; Урдай каан, сын Малик-Тимурхана; Удай каан, сын Арик-Тимура.

Мирза Улугбек пишет: «В 639 году хиджры [в месяце] джумади ал-аввал (7 ноября – 5 декабря 1241 г.), соответствующему тюркскому году барса, из-за излишнего употребления вина Угедей каан покинул стоянку мира. Время его правления составляет четырнадцать лет» (л. 113а). Престол государства он завещал своему внуку Ширамуну, сыну Кучуя. Однако он ещё был мал, и поэтому «Нураксан хатун и её сторонники – некоторые шахзаде, договорившись между собой, в 641 году [хиджры] в месяце раби’ ал-аввал (19 августа – 10 сентября 1243 г.), соответствующему тюркскому году собаки, возвели на престол Куйукхана» (л. 113б). На курултай, созванный Куйукханом, «Батухан, сын Джучихана отправил из Дешт-и Кипчака своих братьев, но сам не явился, сославшись на болезнь ноги. Он не был согласен с тем, чтобы Куйукхан стал падишахом» (л. 113б). Куйукхан правил всего год. И как отмечает Мирза Улугбек, после его кончины «в делах государства начались беспорядки, шахзаде действовали каждый по-своему, организовывая различные заговоры» (л. 113б). Например, когда Менгу каан совершал поход на Такнос, назначенный им на престол Каракорума, его брат Арик-Бука, выступил против него и завладел ханским престолом Улуг Юрта.

Четвёртым правителем Улуг Юрта стал Кубилай (Хубилай) каан, сын Тулихана. «Для подавления сопротивления народов Чина и Мачина Кубилай каан ещё несколько раз отправлял 800-тысячное войско... Вновь покорив то место, рядом с древней столицей Китая Чаканду (Чжунду) построил новый город». В «Улус-и арба-йи Чингизи» содержится красочное описание города Ханбалык (Пекин) – новой столицы Кубилай каана. По его распоряжению вокруг «здания для размещения трона» возвели четыре стены; «расстояние от одной стены до другой, было равно пролёту одной стрелы» (л. 115б). Внешняя стена была названа Кирйас. Здесь находились воины. Между второй и  третьей  стенами  расположились  эмиры  со  своими  людьми.   За  третьей стеной находилась стража (караул). За четвёртой стеной – «место пребывания каана» (л. 115б).

Кубилай каан, основатель династии Юань, согласно данным Мирза Улугбека правил 35 лет, прожил семьдесят три года, и скончался в 693 году хиджры (2 декабря 1293 г. – 20 ноября 1294 г.).

Мирза Улугбек, излагая историю царствования каждого государя, даёт характеристику его правлению. Рассказывая о царствовании Тимур каана, которого народ прозвал Улджайту ханом, он пишет, что он «за двенадцать лет правления государством Улуг Юрта не оставил без внимания важные дела страны и считал своим долгом следовать содержанию слов «справедливость и щедрость» (л. 116а). Описывая период правление Айида, сына Муклая, Мирза Улугбек подчёркивает, «он правил государством, уделяя особое внимание воплощению ислама. Многие из числа монгол удостоились чести принять ислам» (л. 116а). Отмечая правление Туктай каана, автор сочинения пишет: «Он славно правил страною, строго следуя правилам дедов и отцов» (л. 116б). А правление Ануширвана, сына Дара каана, Мирза Улугбек осуждает, так как «ему не были присущи качества красивого поведения, поэтому в его время был нанесён урон делу каанства» (л. 116б).

 

Улус Джучихана

 

В пятой главе «Улус-и арба‘-йи Чингизи» (л. 117б – л. 128а) излагается история царствования потомков Чингисхана, правивших в Дешт-и Кипчаке. Мирза Улугбек приводит имена 39 ханов в следующем порядке: Джучихан, сын Чингисхснс; Батухан, сын Джучихана; Беркехан, сын Джучихана; Сайин-хан; Мунка-Тимурхан, сын Тугана; Йису-Мункахан, сын Тугана; Туктайхан, сын Мунка-Тимур Келека; Султан Мухаммад Узбекхан, сын Туграла; Джанибекхан, сын Султан Мухаммад Узбекхана; Бердибек, сын Джанибекхана; Келдибекхан; Наурузхан; Черкесхан; Хизрхан; Марду, сын Хизрхана; Базарчихан; Тукайхан, сын Шахи; Туглуг-Тимурхан, племянник Тукайхана; Мурадходжахан, брат Тимурхана; Кутлугходжахан, брат Тукайхана; Урусхан; Туктабайхан, сын Урусхана; Тилакхан, сын Урусхана; Токтамышхан; Тимур-Кутлухан, сын Тимурбек оглана; Шадибек-хан; Буладхан, сын Шадибекхан; Тимурхан, сын Тимур-Кутлухана; Джалал ад-Дин, сын Токтамышхана; Каримберды, сын Токтамышхана; Кийикхан, сын Токтамышхана; Чакархан, сын Токтамышхана; Джаббарбердихан, сын Токтамышхана; Саййид Ахмадхан; Дарвишхан, сын Илахий оглана; Мухаммадхан; Даулатберды, сын Таштимура; Баракхан, сын Карчика; Гийас ад-Дин хан, сын Шадибекхана; Мухаммадхан, сын Тимурхана.

Мирза Улугбек, ссылаясь на достоверные источники, пишет, что «после победы над Хорезмом, согласно повелению великого Сахибкирана Чингисхана, Джучихану были переданы Хорезм и Дешт-и Кипчак от границ Кайалыка до тех мест, куда достигали [копыта] татарских коней, включая Аксай Сакин, Джарар, Булгар, Алан, Башгирд, Урус, Черкес. И он в этих странах утвердился на престоле ханства и на троне правления» (л. 119б).

Излагая историю правления Батухана, Мирза Улугбек отмечает, что «он не исповедовал ни одну из религий или верований. Однако к мусульманам относился с большим уважением. Как говорят, по части справедливости, ему не было равных» (л. 120б).

В «Улус-и арба‘-йи Чингизи» в основном, описываются военные походы и сражения Чингизидов. Тем не менее, автор сочинения, описывая период правления каждого хана, отмечал, как правитель исполнял «требования, предъявляемые к ханской власти, и обязанности, сопряженные с делами управления» (л. 121б). Например, в делах управления государством Мурад-Ходжахан «строго придерживался правил справедливости, что очень важно в ханских делах, и занимался делами народа Аллаха» (л. 124а).

Мирза Улугбек, упоминая период правления Черкесхана, делает интересное примечание, что «великие эмиры, посовещавшись между собой, выразили желание причислить его к сыновьям Джанибек-хана» (л. 123б).

Описывая взаимоотношения Амира Темура и Токтамышхана, Мирза Улугбек пишет: «Вначале благосклонность великого Сахибкирана Амир Темура Гургана в отношении Токтамышхана была безграничной, затем из-за сплетен корыстолюбивых людей между ними произошло охлаждение, милосердие великого Сахибкирана Амир Темура Гургана по отношению к Токтамышхану сменилось неприязнью и враждебностью, даже несколько раз произошли сражения» (л. 125а).

В историческом труде содержатся сведения подтверждающие, что разделение монгольских и тюркских племён  на правое и левое крыло оставалось неизменным в течение многих веков. Например, описывая сражение между Амир Темуром и Тохтамышханом, Мирза Улугбек пишет: «Воины левого крыла все были ранены и надломленны. Основываясь на этом, [Токтамышхан] приказал из своего правого крыла Йаглибай Бахадур  бахрину, который был воеводой улуса бахрин, и со времен Огузхана это племя принадлежало правому крылу, чтобы завтра племя бахрин, когда начнется сражение, явилось на поле сражения с левого крыла» (л. 125а). Токтамшхан проиграл сражение и как пишет автор сочинения, «в тот день произошло малое чудо. Начиная с того дня, улус бахрин стал занимать в войсках узбекских султанов - левый фланг, который в монгольском языке называется джавангар, а в тюркском языке сул кул. А не то, как раньше, подобно их сородичам – кунграт, найман, джалаир, уйсун и другим, они пребывали бы и находились бы на правом фланге, который в монгольском языке называется унгар, а в тюркском языке ун кул. То стало причиной малочисленности улуса в это время, а не то это племя [бахрин] было в два раза [больше], чем кунгратов и найманов» (л. 126а). При описании сражения, Мирза Улугбек отмечает, что «некоторые передатчики известий говорили, что это поражение досталось Токтамышхану из-за согласованности [действий] его великих эмиров с великим Сахибкираном Амир Темуром Гурганом» (л. 126а).

 

1 Стори Ч.А. Персидская литература. Био-библиографический обзор. В трех частях. Перевод с английского, переработал и дополнил Ю.Э. Брегель. М., 1972. Часть II, с. 777-779.

2 Мирза Улугбек. Улус-и арба’-йи Чингизи. Рукопись Британской библиотеки. № Add. 26190. 182 листа.

3 Абу Джафар Мухаммад ат-Табари. Тарих ар-русул ва-л-мулук. Рукопись Центра восточных рукописей при ТашГИВ. № 11273. 537 листов. 

4 Рашид ад-Дин Фазлаллах Хамадани. Джами‛ ат-таварих. Рукопись Центра восточных рукописей при ТашГИВ. №  1. 369 листов.

5 Islamic Central Asia. An Anthology of Historical Sources. Edited by Scott C. Levi and Ron Sela. Bloomigton: Indiana University Press, 2010. Р. 115.

6 Мирза Улугбек. Улус-и арба’-йи Чингизи. Рукопись Британской библиотеки. № Add. 26190. л.27б

7 Рашид ад-дин. Сборник летописей. В трех томах. М.: Научно-издательский центр «Ладомир», 2002. Т.1. Книга 2. С. 14.

8 The Shajrat ul-Atrak, or Genealogical tree of the Turks and Tatars. Translated and abridged by Col. Miles. London: Printed by J. L. Cox and Sons, 1838. Р. 69.