Тіркелу   Забыли пароль?


Игибаев С. Архивные материалы Гуверского института как источники в изучении истории Казахстана




АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ГУВЕРСКОГО ИНСТИТУТА КАК ИСТОЧНИКИ В ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИИ КАЗАХСТАНА

 

Игибаев С.К.,

кафедра истории Казахстана и зарубежных стран

ВКГУ им.С.Аманжолова,

г.Усть-Каменогорск

 

Архивные материалы занимают особое место среди письменных источников в изучении актуальных проблем истории. Они разнообразны по формам, видам и содержаниям. Так, например, архивные документы Гуверского института (Стенфорд, Калифорния, США) отражающие исторические события в период установления Советской власти и гражданской войны представлены в виде писем, приказов, дневников, очерков и т.д.

В рукописи В.А.Климма, сотрудника Министерства иностранных дел России в Китае, написанной на двух языках – английском и русском, содержатся сведения, раскрывающие политику царизма в отношении среднеазиатских ханств, последствия двоевластия в период Временного правительства.

Туземное население Туркестана, пишет автор, одинаково страдало от недостатка продовольствия, снабжения и от плохого управления. Прежние власти – окружные начальники и их подчиненные были уволены со службы, а положение новых было весьма неустойчивое, главным образом, потому что в крае царило двоевластие.  Приказы, издававшиеся Туркестанским Комитетом, часто вступали в противоречье с декретами Местного совета, каковой колебался где-то между большевиками и государственными настроениями. Совет постоянно вмешивался в гражданское управление краем, посылая в различные области и города специальных делегатов, с полной властью производить расследования на местах.

Специальный институт Краевого Комиссарства был создан законом Временного правительства от 26 августа 1917 года. Краевому комиссару были приданы два помощника, один по гражданской, другой – по военной части. Роль Туркестанского Комитета становилась теперь только совещательною в законодательных делах и без ведома и санкции Краевого Комиссара, никакой закон, относившийся к Туркестану, не мог воспринять силы. Комиссар имел право доверить любому члену Комитета некоторые административные функции.

Комиссар, генерал Коровиченко представлял из себя типичную фигуру режима Керенского. Адвокат по профессии, он был человеком высоких моральных качеств. После революции он стал комендантом царскосельского дворца и ему была вверена охрана покойного царя и его семьи. Он был одним из тех мечтателей, которые верили в бескровность русской революции.

Пост помощника Краевого комиссара по гражданским делам был представлен графу Дорер, человеку больших способностей, который в начале революции находился во главе управления Закаспийской областью. Командир 17-го Оренбургского казачьего полка полковник Бурлин стал помощником Краевого комиссара по военным делам.

Белому террору, по своей жестокости, не уступал Красный террор. Большевики, утверждает В.А.Климм, поддерживаемые мадъярами и немцами, не останавливались ни перед какими мерами, безжалостно убивая жителей и разрушая дома, в то время как Краевой комиссар воздерживался все время от крайних мер и даже не допустил бомбардировки железнодорожной станции Ташкента, которая была твердынею и оперативною базою восставших.

31 октября 1917г. резиденция Краевого комиссариата капитулировалась. Большевики, захватившие власть в Ташкенте,  дав согласие на то, что никто не будет арестован, не сдержали своего слова и арестовали всех кадетов, которые были на форте, равно как и Коровиченко, Бурлина, Дорера и Шендрикова, всего, по меньшей мере, 300 человек. Все арестованные были отправлены в тюрьму,  за исключением Коровиченко, который содержался в караульном помещении на форте. По мнению автора, ответственность за поражение лежит главным образом, на генерала Коровиченко. Если бы он выказал более решительность и смелость положение могло бы быть спасено. Он имел такую веру в честность народа, что подписавши соглашение с большевиками, он спокойно отправился в баню, когда он и был схвачен и посажен в одиночную камеру караульного помещения и оттуда уже ему не было суждено выйти живым. Месяцем позднее, он был убит в этой камере солдатами. Заключение под стражею было для Коровиченко постоянною пыткою: его, например, показывали за деньги посетителям, и он, за несколько дней до смерти, был жестоко избит и ранен в голову прикладом винтовок. Убийство генерала было совершено с ведома Исполнительного Комитета «Совдепа».

Вскоре после убийства генерала Коровиченко, большевики совершили убийства графа Дорера, генерала Кияшко, генерала Смирницкого военного инженера, полковника Бек, капитана Русакова и многих других.

13 декабря была объявлена мусульманская демонстрация, по случаю провозглашения автономии Туркестана. Очень немногие знали, что означала собою эта автономия. Ее инициаторами были некоторые члены старой магометанской партии «Улема» и партия младосартов, назвавшаяся «Шурай Ислами», всего около сотни людей, которые в декабре месяце 1917 года собрались в Коканде, провозгласили автономию Туркестана и избрали из своей среды правительство, все члены которого были магометане, с единственным исключением в виде одного еврея, по фамилии Герцфельда, адвоката по профессии. Среди других два члена бывшего Туркестанского Комитета, Чокаев и Тынышпаев (оба киргизы и магометане) стали также членами этого правительства.

Общественное мнение в Туркестане рассматривало провозглашение автономии, главным образом, как организованный протест против тирании и беззакония большевиков, которые уже стали прилагать усилия к тому, чтобы распространить их власть над другими городами и районами Туркестана, где власть еще не перешла в руки «совдепов».

Манифестация по случаю провозглашения автономии была названа «Праздник Туркестанской Автономии» или, по туземному «Майрами-Мухтариат». В знак симпатии к этому празднеству, были закрыты на этот день все почтовые и телеграфные учреждения.

Во всех городах демонстрация проходила спокойно, но в Ташкенте она закончилась кровопролитием. Большевицкие правители Ташкента знали о предстоящей манифестации и на собрании «Совдепа» дебатировали вопрос о том, допустить эту демонстрацию или нет. В конце концов, большинством пяти голосов было решено демонстрацию не допускать. За день перед демонстрацией, на всех стратегических пунктах Ташкента, были поставлены войска. Перед тюрьмою были выставлены пулеметы. Однако толпы магометан свободно допускались из старого  города в новый. Толпа, не встречая сопротивления, подошла к тюрьмам и добилась освобождения кадетов, графа Дорера, Кияшко и других. Только тогда, когда толпа была уже на своем обратном пути в старый город, неожиданно раздался ружейные залпы поней. Напуганные сарты разбежались; некоторые арестанты были убиты, а автомобиль, на котором медленно поехали граф Дорер и другие, был захвачен и увезен в крепость.

В ночь с 13-го на 14-е декабря было организовано большевиками нечто вроде суда. Дорер, Кияшко, Бек и Русанов были присуждены этим судом к смерти. Нужно заметить, что эти лица, когда толпа пришла освобождать их, не оставляли тюрьмы до тех пор, пока не получили приказа большевицких властей об их освобождении. Те самые люди, которые дали этот приказ, подписали теперь смертный приговор им. Затем последовало нечто ужасное. Арестованные люди были подвергнуты пыткам и погребены, когда были еще живыми. Крики истязуемых жертв были слышны  за  крепостною стеною, и, с целью заглушить эти крики, солдатам было приказано петь марсельезу. Доктор Слоним, которому пришлось увидеть тела жертв, говорит, что они представляли бесформенные массы, так что было почти невозможно узнать их. У графа Дорера был отрезан язык и выколоты глаза; у Кияшко были сломлены руки и ноги и т.д.?

Большую ценность представляют дневники Петра Вологодского, который был в составе Сибирского правительства Колчака, председателем Земельного областного Комитета. П.Вологодский начал дневник с 24 мая 1918 года и продолжил по 1925 год. Всего 7 дневников: события 1918 излагаются в тетрадях №1,2; в тетради №3 рассматриваются 1919 год, №4 – 1920-1921 годы; тетрадь №5 посвящена 1922 году; в тетради №6 запись ведется с 7 января 1923 года по 1 ноября 1924 года, а в тетради №7 фиксированы события с 4 ноября 1924 года по 1925. П.Вологодский был участником Первого общесибирского съезда народов, состоявшегося в октябре 1918 года в Томске.

В повестку дня этого мероприятия были включены такие актуальные вопросы, как национальный, областное устройство Сибири, образование общесибирского экономического органа и земельный вопрос. Участники форума представляли по своим политическим взглядам и религиозным убеждениям, социально-хозяйственным статусам различные направления, партии и движения. Съезд был многонациональным. Казахов на нем, в частности, было 9 человек.

Съезд проходил в большом зале библиотеки Томского университета. А открыл его по поручению известного сибиреведа (друга Чокана Валиханова) Григория Потанина  В.Крутовский.

Выступали на съезде представители казахского народа Г.Ермеков и А.Букейханов.  «Все ораторы, выступавшие здесь, сказал А.Букейханов, произнесли речи, так как они прошли хорошую школу, но и мой народ пославший меня, прошел большую школу-школу Столыпина и Плеве. Когда началась война, всем национальностям было заявлено, что мы воюем не за рынки, не для обогащения капиталистов, а за свободу, за самоопределение народов, и теперь мы требуем, чтобы нам дали то, что обещали. Когда началась революция, мы обрадовались ей больше всех, так как мы страдали сильнее других, выносили на своих плечах массу несправедливостей и своеволия. Здесь нам говорят о федерации и об автономии, мы же требуем  себе самоопределения, предоставления нам право самим решить, как нам управляться и жить. Нельзя управлять страной из Петрограда, конечно, то же можно сказать и про Сибирь-нельзя ею управлять из одного места. Я представляю себе Россию федеративными штатами не по губерниям, а по областям: район озерный – один штат, московский промышленный район – другой, приволжские губернии – третий, северный край европейской России – четвертый, приуральский край – пятый и т.д. Счастье народа будет только в федерации. Нужно предоставить народам жить не по Марксу, не по готовым формулам, а так, как они захотят»?.

В архиве Гуверского института хранятся протоколы заседаний краевого продовольственно-экономического Комитета Западной  Сибири и Урала, составленные в Омске 17-21  октября 1917г.?

Комиссия отмечает, что приводимые данные относятся к переписи 1916 года – по губерниям Семипалатинской, Тобольской, Акмолинской и Курганской и к переписи 1917г. - по Алтайской и Томской.

Гортон Виллард Линермор, уроженец гор.О.Клэр, штат Висконсин, американский инженер по ирригационным вопросам, работавший в качестве консультанта в Среднеазиатском Хлопковом объединении в Ташкенте, по контракту с марта 1930 года по 1932 год,  интересовался озером Иссык-Куль и рекой Чу. Несмотря на суровые зимы озеро никогда не замерзает, вследствие большого размера (5.180  кв.верст) и значительной глубины. Когда-то река Чу впадала в Иссык-Куль и озеро было значительно многоводней, чем теперь. Вытекая  из озера, она прорыла Буамское ущелье и постепенно углябляя свое русло, спустила воды озера, понизив его уровень на несколько десятков, а может быть и сотен футов.

Возможно, что железная дорога потребует применения электротяги. Получить ее можно будет спуская воды озера в теперешнее русло Чу, которое идет в полутора верстах от озера.

 

 

Источники:

1.KLEMM V.A. 26012-10V. Peking, August 31, 1926

2. box №1 XX 566 – 8m.40  Vologodskii P.V.Papers, 1918-1928. Prime minister, Wite Russian Omsk, goverment, 1918-1919

3.box №1. XX 579 - 21.03

4.Corton. WILLARD L. box No 2 (of 2)  Box2-C. CLIPP. NCS on Soviet Russia.  Accession No XXI67-9.23