Тіркелу   Забыли пароль?


Хусаинова А.Х. Алжир – страна украденного счастья.




АЛЖИР – CТРАНА УКРАДЕННОГО СЧАСТЬЯ

 

Хусаинова А.Х.,

директор ГККП «Мемориально-музейного    

комплекса жертв политических репрессий АЛЖИР»

г. Астана

                                                                        

   

          В первой половине 20-го века многострадальной казахской земле развернулась чудовищная трагедия по всей жестокости и масштабом. Советская власть, казалось бы признанная установить мир, справедливость и равенство, добро и свет, принесло народу огромное страдания. Тоталитарный режим искалечил судьбы миллионов людей. Трагедия состояла в том, что многие из уничтоженных репрессиями или пострадавшие от них участвовали в борьбе против царизма, были лидерами национально-освободительного движения, боролись за советскую власть, активно строили новое социалистическое общество. В сталинско-бериевских лагерях погиб почти весь цвет казахского народа первой половины ХХ века. Это Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсунов, Миржакип Дулатов, Султанбек Ходжанов, Мухамеджан Тынышпаев, Санжар Асфендиаров, Сакен Сейфуллин,Турар Рыскулов. Они были опорочены режимом как «враги народа», раскольники, вероотступники от идей коммунизма, Репрессивная политика уничтожило не только этих людей, но загнала в тюрьмы и лагеря членов их семей родственников.

          Голод 20-х и 30-х годов, белый и красный террор, насильственная конфискация имущества и личного скота унесли жизни почти половины казахского народа. Миллионы казахов по воле «вождя народов» на своей исконной богатой земле были обречены на смерть и насилие. Помимо сего казахская земля превратилась в огромную тюрьму и место ссылки не только безвинно осужденных, но и депортированных народов.

          93 лагеря зловещей гулаговской системы истребления людей было размещено на территории Казахстана. Через них прошли судьбы от 1 до 1,5 млн. заключенных из 15 стран мира. Это были особые исправительно-трудовые лагеря и колонии, спецпоселения ОГПУ – НКВД , ставшие неизменным компонентом светской действительности эпохи Сталина.

          Советская власть впервые  в мировой практике осуществила депортацию целых народов. Насильственному переселению в Казахстан подверглись немцы, турки, корейцы, поляки, чеченцы, ингуши, калмыки, крымские татары, курды, иранцы, балкарцы, карачаевцы, армяне. Переселение осуществлялось бесчеловечным образом. Тысячи людей преодолевали многодневный путь из самых разных уголков Советского Союза в скотских (телячьих) товарных вагонах под строгой охраной ОГПУ. Масса раскулаченных, депортированных умирало в пути следования от сыпного тифа желудочных заболеваний. Тысячами гибли они и в местах поселений, особенно дети. Привозили порой и высаживали в голой степи. Люди рыли землянки, сооружали бараки из самана и дерна, которые летом не просыхали, а зимой промерзали. В них жили тесно, скученно по 50-70 человек с одной печкой на всех. Бежавших с мест поселения, безжалостно возвращали.

          Карагандинский лагерь занимает особое место в истории репрессий.  Именно здесь в начале 1938 г. На базе 26 – го трудпоселка  было открыто Акмолинское женское спецотделение, в 27-ми километрах от Акмолинска, один из трех островов «Архипелага ГУЛАГ», куда власть свозила тех, кто получил свои сроки заключения как «ЧСИР» - «члены семей изменников родины». В разговорах между собой акмолинские узницы иронично называли свой остров экзотическим словом АЛЖИР – Акмолинский лагерь жен изменников родины.

          Крупнейший и единственный женский лагерь на территории СССР в эпоху тоталитаризма. Не совершив никакого преступления, женщины должны были отбывать наказание только за то, что были матерями, женами, сестрами и дочерьми тех, кого обвинили в измене родине. Такому лагерю не существовало аналога ни в одной стане мира. Советское руководство посчитало, чтобы сломить народ, народную волю необходимо вначале сломать женщину – мать , оторвать ребенка от матери, заглушить ее глас и отправить за колючую проволоку, а потом уже вести свою мистерию.

          Определялся механизм оформление приговоров. Особое совещание НКВД СССР, и срок заключения: «не менее 5-8 лет». Приказ 00486 детально расписывает процедуры арестов, порядок конфискации имущества, механизмы направления детей в детдома. Аресты жен «изменников родины» начались сразу же после 15 августа. Обычно жен арестовывали позднее мужа на несколько дней, недель и даже месяцев, поскольку вынести приговор жене могли только после осуждения мужа.

          Иногда в число арестованных ЧСИР попадали также сестры и родители осужденных. Известны случаи. Когда в одном лагере (в том числе и в АЛЖИРе) содержались одновременно мать и дочь – обе как ЧСИР например:  Енукидзе (мать и дочь) – Сусанна и Нина, сестры Мария и Елизавета Тухачевские и др.

Акмолинское спецотделение быстро заполнялось и в течение полугода переполнилось настолько, что руководство Карлага вынуждено было вначале временно распределить очередные этапы осужденных жен по другим лаготделениям. Судя по справкам, в середине 1939 г. В АЛЖИРе находилось более 4400 женщин.

          Первые полтора года существования лагеря были самыми трудными для заключенных. Теснота, тяжелый непривычный быт, неналаженное производство, все это вместе с определенным для «спецкотингента» режимом строгой изоляции делало их жизнь особенно мучительной. И весь этот период АЛЖИР рассматривался не просто как лагерь для ЧСИР, а как место содержания «особо опасных» из них. Лишь в мае 1939 г., закончилась операция против жен «изменников родины», был издан приказ ГУЛАГа,  где были сконцентрированы ЧСИР, были переведены со «спецрежима» на общелагерный. Это означало несколько принципиальных изменений в жизни узниц АЛЖИРа. Главное из них: женщинам была разрешена ранее запрещенная переписка с волей. Многие смогли узнать о судьбе своих мужей, о том что произошло с их детьми. 

          Нет в мире страшнее  горя матери, которую лишают своего ребенка. Бывшие узницы АЛЖИРа вспоминают, что за одной из женщин пришли вечером. Она решила не бросать сына. Собрав чемоданы для себя и для ребенка, она надеялась на то, что они будут вместе. Но когда в тюрьме  у нее отобрали сына, мать в шоке перепутала чемоданы  и отдала ему свои вещи. Потом в камере, громко разговаривая сама собой, она перебирала детские вещи и плакала. В горе это женщина сошла с ума, а мальчик умер в детском доме.

          Большая часть граждан, уничтоженных тоталитарным режимом СССР в конце 1920 – начале 1950-х годов, была осуждена по статье 58 УК РСФСР « Контрреволюционные преступления», которая имела 14 частей, предусматривающих наказания в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до расстрела. Кроме прочего была введена ответственность за родных и близких. Подобного не знала ни одна политическая формация всех времен и народов.

         6 января 1938 года в Акмолинский лагерь прибыла первая партия женщин с детьми от одного до трех лет. Лагерь состоял из нескольких саманных бараков, четырех вышек и колючей проволоки. В течение января и февраля заключенные начали поступать непрерывным этапом. Только из Бутырской тюрьмы прибыло 1600 женщин. Женщин привозили в АЛЖИР со всех концов страны: из Москвы, Ленинграда, Украины, Грузии, Армении, Средней Азии. Мест для женщин заключенных не хватало. И вновь прибывшие сами строили себе бараки в пургу и метель, жару и дождь, устанавливали в них нары. Вместо матрацев бросали на деревянный настил солому. И так жили, как скот, как звери…

          Попав в лагерь, человек лишался фамилии, национальности, чаще всего и гражданской профессии. Звание на всех одно – враг народа, изменник родины. Различали и отличали людей по личным лагерным номерам на спецнашивках – на спине, рукавах, коленях – мишеням в случае побега. Но несмотря на всю трагичность и абсурдность ситуации узницами лагеря были молодые, красивые женщины, многие с детьми, даже с грудными. За колючей проволокой они должны были отречься от своих любимых и дорогих, покориться воле «вождя всех народов». Но они остались непокоренными и донесли до нас свет чистоты, святость любви и нервности.

          В Акмолинском отделении Карлага томились в заключении более 18тыс женщин, осужденных Особым совещанием НКВД. Здесь отбывали свои сроки жены, родственницы видных государственных деятеля страны, военаначальников,  ученных, писателей, дипломатов. Достаточно напомнить, что в АЛЖИРе содержались жены Бухарина, Колчака, Енукидзе, Рыскулова Асфендиарова, Нурмакова, Майлина, Жургенова, сестры Тухачевского, певица Лидия Русланова, матери Булата Окуджавы и Майи Плисецкой…

          Мелькали дни, летели ночи, то холодные зимой, то душные от степного суховея летом. Вся жизнь узниц АЛЖИРа сливалась в беспросветный серый день. Утром перед бараком общая перекличка, потом в столовой половник жидкой каши. Жуткое ощущение постоянного голода. Пайка черного хлеба, черпак баланды, чайная чашка каши - размазни – вот неизменное питание узниц из месяца в месяц. Независимо от времени года. Организм изнывал, просил белков, жиров, витаминов. Разговоры о еде были строго запрещены.

          Благодаря каторжному труду узниц 26 точка Карлага вскоре стала прибыльным многопрофильным хозяйством. Женщины работали с утра до вечера, вручную выкопали пруд, провели арыки к огороду посаженному ими саду. делали саман, построили ферму, пахали сеяли, шили, пасли коров и овец. В зимние холодные дни, чтобы не замерзнуть, собирали камыш на озере Жаланаш.

         Годы молчания, за которым стоят, с одной стороны, страх разоблачения и расплаты, а с другой – тяжесть и унизительность воспоминаний безвинно осужденных, долго скрывали от нас истинные масштабы политических репрессии 20 – 50 годов ХХ века. И все же со временем  усилиями многих людей стираются «белые пятна», и картина массового террора против собственного народа проступает все явственней. История помнит женское горе, страдания и мучения матери и ребенка а Акмолинском лагере, расположенном в селе Малиновке переименован Акмол Акмолинской области, где 70 лет тому назад тысячи ни в чем неповинных женщин оказались за колючей проволокой, жестоко разлученные от семьи и детей. Это место и поныне является немым свидетелем человеческой трагедии ХХ века.

          В лагерях была высокая смертность. С 1940 по 1950 годы в Карлаге умерло 10 000 заключенных. Чрезвычайно высокая смертность падает на 1943 год, когда ежемесячно умирало по 1000 человек. О масштабах гибели людей можно судить по числу кладбищ разбросанных на территорий Карагандинской и Акмолинской областей, в местах массовых заключений и ссылок. Умершего на кладбище просто вытряхивали из ящика в вырытую неглубокую яму, общую, если хоронили не одного человека. Никаких знаков, надписей на месте захоронения не делали. Несколько оград, колышков на отдельных могилах лагерного кладбища – это , как можно предположить, знаки, поставленные по свежей памяти товарищами умерших в заключении, которым удалось или повезло выжить после отбытия срока или амнистии.

          Сейчас на месте бывших островов ГУЛАГа стоят стелы и обелиски, посвященные жертвам и мученикам массового террора. От  бывших лагерей практически ничего не осталось, за которыми навеки погребены изломанные судьбы, несбывшиеся надежды и мечтания наших сограждан, унесенные жестоким ветром сталинского террора в небытие.

          Ныне во многих городах и поселках Республики Казахстан воздвигнуты мемориальные комплексы, монументы, памятные знаки жертвам политических репрессий советской эпохи.

          Во исполнение поручения Президента Республики Казахстан Назарбаева Н.А., постановлением акимата города Астаны от 26 февраля 2007года №27 – 173п создан  ГККП «Музейно-мемориальный комплекс жертв политических репрессий «АЛЖИР». Музей работает со дня открытия 31 мая 2007 года во вновь построенном здании на территории печально известного Акмолинского лагеря жен изменников родины, с селе Акмол (Малиновке) Целиноградского района, Акмолинской области.  На тополиной аллее, посаженной  когда-то их руками.

          Мемориальный комплекс состоит из следующих основных объектов:

  1. Музей.
  2. Монумент «Арка скорби».
  3. 2 скульптурные композиции.
  4. Знак «Стена памяти».                                                                                                                                                                                                                                                                                                       

Экспозиция музея своими материальными документами отражает историю политических репрессий. В настоящее время для посетителей музея представлены следующие разделы:

      - политическая деятельность казахской интеллигенции 1905-19016г.;

      - период установления Советской власти;

      - коллективизация и трагедия крестьянства;

      - голод в Казахстане;

      - «Большой террор»1937-1938гг.;

      - подразделения ГУЛАГа на территории Казахстана;

      - депортация народов в Казахстан;

      - политические и идеологические репрессии 40-50-х годов в Казахстане;

      - декабрьские события 1986 г.

В центре экспозиции цокольного этажа расположена фитокомпозиция из камней и цветов. По круговой панораме создается видеоряд с фотографиями памятников, посвященных жертвам политических репрессий по Казахстану.

Перед экскурсии демонстрируется документальный фильм «Лютый холод «АЛЖИРа».