Тіркелу   Забыли пароль?


Грибанова Е.М. О применении принципов и критериев выявления и отбора документов для публикации в археографической продукции Казахстана по истории советского периода.




О применении принципов и критериев выявления и отбора документов для публикации в археографической продукции Казахстана по истории

советского периода*

 

Грибанова Е. М.,

к.и.н., начальник отдела науной публикации

Архива Президента РК

 

        Одной из особенностей современной действительности является размах публикационной деятельности.[1] К сожалению, даже среди  профессиональных историков бытует мнение о ее вторичности по отношению к исследовательской работе и «легкости» подготовки документальных публикаций, что принципиально неверно, т. к. публикация – это один из видов научного исследования, со своей спецификой и особенностью. Поверхностный подход к оценке сложности публикационной деятельности результат не знания ее теории и методики, которыми занимается такая научная дисциплина, как археография.

            Одним из важных вопросов современной археографии является разработка принципов и критериев выявления и отбора документов для печати.      Если вопрос о принципах (правда, применительно только к отбору документов) не нов и закреплен в нормативно-методической литературе,[2] то вопрос о принципах выявления и критерий отбора документов начал рассматриваться сравнительно недавно.          

            В этой связи следует отметить исследование В. П. Козлова, вызвавшее неоднозначную реакцию среди специалистов, в первую очередь, из-за терминологических новаций.[3]

            Нельзя не согласиться с оппонентами В. П. Козлова, не считающими целесообразным заменять терминологию, выработанную в течение двухсот столетнего развития науки.[4] Но не следует и отказываться от новых терминов, уточняющих подходы к тем или иным этапам археографической деятельности.

            Одно из требований к процессу выявления документов, рассмотренное В. П. Козловым – стремление к полному охвату имеющихся документов по теме не зависимо от места их нахождения. Оно было определено автором как принцип максимума документальной публикации. Аргументированно не согласившись с такой формулировкой, Б. Г. Литвак предложил другую: принцип оптимума документальной публикации,[5] что особенно точно отражает проблемы публикаторов наследия новейшего времени, сталкивающихся с огромным пластом документов как архивных, так и опубликованных. Следствием этого является крайне редко встречающаяся практика публикации в одном издании документов, отложившихся как в фондах государственных учреждений, так и в фондах личного происхождения, не говоря уж о мемуаристике. Документальные сборники последних лет, как правило, готовятся на базе одного архива, без привлечения фондов его филиалов, партийных  и газетных. Некоторые попытки, осуществленные с разной степенью последовательности, не отходить при выявлении документов от принципа оптима документальной публикации прослеживаются в таких изданиях как «Из истории поляков в Казахстане (1936–1956 гг.)» Алматы: Қазақстан, 2000 [6]; «Левон Мирзоян в Казахстане. Сборник документов и материалов (1933–1938 гг.)» Алматы: Қазақстан, 2001; «Павлодарская область: страницы истории» Павлодар, 2003; Костанайская область: страницы истории (1936–2006 гг.)» Костанай, 2006.

            Разумеется, каждый составительский коллектив испытывает влияние как временного, так и финансового факторов. Однако вступление страны в стадию устойчивого поступательного политического и экономического развития не только диктует более жесткие требования к результатам деятельности государственных архивов, но и предлагает новые возможности, позволяющие более профессионально подходить к созданию качественной археографической продукции. Увеличивается число издательств, готовых издавать продукцию архивистов на основе государственной поддержки, что избавляет от необходимости искать спонсоров, дает возможность регулировать время подготовки сборников.

            Если содержание принципа оптима документальной публикации в «Правилах издания...» освещается полно (§ 26), то принципы вертикального, горизонтального, и разломного зондирования (напоминаю, что терминология предложена В. П. Козловым значительно позже выхода в свет «Правил издания...») обозначены в них весьма расплывчато, хотя многие десятилетия успешно использовались археографами. Речь идет о выявлении документов в фондах учреждений и личных, связанных и не связанных подчиненностью. Применение принципа вертикального зондирования обозначает выявление документов, авторами которых являются учреждения разного уровня подчиненности. Например, для выявления документов «Из истории борьбы с эпидемиологическими заболеваниями в Казахстане (1920–1936 гг.)» (тема условная) следует просмотреть фонды следующих учреждений:

 

 

бюро губобкомов

бюро губобкомов

 

 

            Применение принципа горизонтального зондирования при выявлении документов по обозначенной теме означает просмотр фондов всех партийных комитетов, отделов здравоохранения всех исполкомов, действовавших на территории республики в этот период в соответствии с изменявшимся территориально-административным делением.

            Принцип разломного зондирования подразумевает преодоление в процессе выявления межведомственного и временного разрыва между документами. Так при создании сборника «Из истории Семипалатинского полигона (1951–1992 гг.)» (Алматы, 2007), подготовленного Архивом Президента РК с участием 3-х других государственных архивов, выявление документов было проведено по 6 фондам: «Президент КазССР»; «ЦК Компартии Казахстана», «Совет Министров Казахской ССР», «Семипалатинский обком КП Казахстана», «Семипалатинский областной Совет народных депутатов и его исполком», «Аппарат Акима Семипалатинской области», а также по 3 личным фондам, среди которых – фонд Олжаса Сулейменова. В сборник включены речи Н. Назарбаева и О. Сулейменова на различных форумах, выявленные в периодических изданиях. В предисловие к сборнику включены опубликованные воспоминания секретаря ЦК Компартии Казахстана – Президента Казахской ССР Н. А. Назарбаева, написанные и опубликованные им значительно позже описанных событий. Таким образом, выявление документов к сборнику в соответствии с принципами оптимума документальной публикации, вертикального, горизонтального и разломного зондирования осуществлялось на основе разнообразной источниковой базы. В этой связи, развивая мысль о практическом применении названных принципов, стоит обратить внимание на сознательно упрощенную автором выше приведенную схему по выявлению документов по теме «Из истории борьбы с эпидемиологическими заболеваниями».

            Советский Казахстан – часть Советского Союза. Основной отличительной чертой его являлась административно-командная система управления.[7] Она характеризовалась слиянием партийного и советского аппаратов, что приводило к двойному подчинению. Схематично это можно выразить таким образом:

    

 

            И даже эта схема не отражает в полном объеме учрежденческих связей, т. к. имелись ведомства, с «чрезвычайными» правами, фонды которых сохранили богатую информацию персонального характера, необходимую составителям для работы над научно-справочным аппаратом. При выявлении документов для сборников, тема которых ограничена определенной административно-территориальной единицей, составительскому коллективу чаще всего нет необходимости обращаться непосредственно к фондам союзного значения, так как была практика оперативной публикации директивных документов в официальных изданиях, в том числе в газетах, хранящихся в областных библиотеках. Предварительная работа с ними даст составителю бесценную информацию, позволит определить хронологические рамки сборника и периоды, за которые могли отложиться интересующие их документы, т. к. после принятия решения политического (читай «партийного») все звенья цепи системы управления приходили в движения, продуцируя его документационное обеспечение (см. ниже: о критерии кумулятивности).

            Принципы отбора документов для публикации, которые также распространяются и на отбор документов для постоянного хранения в процессе экспертизы ценности, отражают субъективные и объективные подходы. Еще в 1920-е гг. документальные публикации советских ученых рассматривались как политическое оружие, иными словами цель публикации толковалась «как изображение прошлого в соответствии с политическими концепциями периода публикации источников».[8] Такой подход позже получил название принципа коммунистической партийности. В 1990-х гг. высказывалось мнение о необходимости соблюдения политической и социальной беспристрастности при подготовке документальных публикаций и фиксации такого подхода в виде принципа. Однако, на наш взгляд, в таком случае продублируется принцип объективности, который в соответствии с «Правилами издания...» предполагает «всесторонность изучения исторических явлений во всей их сложности, многогранности и противоречивости...» 

            Каждый документ имеет определенную информационную значимость, но для конкретизации этого понятия необходимы критерии. В. П. Козлов предложил их определения.

            Критерий кумулятивности (от латинского cumulatio – скопление; одно из значений термина – сконцентрированная направленность энергии взрыва) предполагает установление степени влияния того или иного документа на события явления, процессы. Для публикаций по истории советского периода такого рода документами, т. е. непосредственно влиявшими на события и процессы в стране, являются решения партийных органов или статьи, опубликованные в официальных изданиях по их заказу. Например, 21 сентября 1937 г. в газете «Правда» была опубликована статья «На поводу у буржуазных националистов». Автор ее обвинил первого секретаря ЦК КП (б) Казахстана Л. И. Мирзояна и некоторых других руководителей в нежелании «разоблачать буржуазных националистов». Бюро ЦК КП (б) Казахстана отреагировало на статью соответствующим постановлением которое обсуждалось на  местах, и породило очередную волну доносов и арестов, что зафиксировано постановлениями бюро обкомов, райкомов протоколами собраний первичных партийных организаций.

            19 октября 1937 г. в «Казахстанской правде» была опубликована статья «Еще раз о гнилой позиции Южно-Казахстанского обкома КП  (б) Казахстана». И хотя бюро ЦК КП (б) К не поддержало предложение редакции (статья не была подписана) об освобождении А. Досова от обязанностей секретаря Чимкентского горкома КП (б) К 28 ноября, т. е. через месяц после заседания бюро, Досов был арестован и расстрелян.

            Чуть позже, 15 и 17 мая 1938 г., «Правда» опубликовала статьи «В Алма-Ата самокритика «схемой» не предусмотрена», и «Аллилуйщина вместо большевистской критики». Цель их – подготовить казахстанцев к предстоящей смене руководства республики. Л. И. Мирзоян был отозван в Москву уже 16 мая, вскоре арестован и в 1939 г. расстрелян. Судьба О. Исаева, председателя СНК Казахской ССР, была решена 25 мая. Его освободили от занимаемой должности, арестовали и в 1938 г. расстреляли.

            Эти статьи и постановления были отобраны для публикации в сборнике «Политические репрессии в Казахстане в 1937–1938 гг.» (Алматы: Қазақстан, 1998) именно на основании критерия, названного В. П. Козловым кумулятивным.

            Критерий достоверности используется для определения степени соответствия содержащейся в нем информации действительно случившемуся событию, явлению, процессу. Причем подлинность документа не является гарантом достоверности. Следствием этого критерия являются требование к составителям при публикации таблиц при наличии в них итоговых цифр проверять их, по возможности повторив те арифметические действия, которые совершал их автор. К сожалению, такой способ проверки не годится для работ с текстовыми документами. Но, исходя из этого критерия, археографы избегают анонимных писем и доносов, хотя в определенных случаях (необходимости показать типичность явления, особенности эпохи) последние могут быть отобраны для публикации.

            Критерий полноты, или, по определению Г. И. Королева, плотности информации,[9] выработан на основе учета информационных потоков в документационном обеспечении. В восходящем информационном потоке, т. е. в документах, идущих от нижестоящих учреждений в вышестоящие, плотность информации выше. Так, сводный годовой отчет Наркомздрава КАССР, высылаемый в Наркомздрав СССР, содержит больший объем информации, чем губернского исполкома. Однако при этом он менее детализирован.

            Для узкой темы иногда предпочтительнее документ, отражающий меньше количество событий, но с более детальным их описанием.[10]

            Критерий динамичности упоминается А. Г. Королевым без его определения[11], этот критерий предполагает, что, публикацию должны составлять источники, по возможности отображающие все фазы движения факта и разные стороны его проявления. Примером может служить сборник документов и материалов «Женщины Казахстана – активные строители социализма 1918–1945 гг.» (Алма-Ата: Қазақстан, 1981 г.). Первый раздел сборника охватывает документы за 1918–1925 гг., представлен рядом текстов РКП (б), отражающих стратегию партию по женскому вопросу, документами, показывающими реализацию этой стратегии на практике: преодоление религиозных и бытовых предрассудков, отмена калыма, многоженства, подготовка работников по дошкольному  воспитанию, открытие дошкольных учреждений, ликвидация азбучной неграмотности среди женщин, политико-просветительная работа.

            Документы раздела за 1926–1932 гг. показывают процесс вовлечения женщин в производство, за 1933–1941 гг. –  наращивание процесса и достижения женщин в производстве, за 1941–1945 гг. – замену в производстве женщинами и подростками ушедших на фронт мужчин.

            Критерий типичности предполагает отбор для публикации документов из разряда массовых источников (например, отчетов библиотек, школ, больниц, МТС, совхозов и т. д.) Возможна публикация единичного документа, а возможна подготовка регестов. Последние, к сожалению, публикаторами Казахстана не практикуются. На наш взгляд, критерий типичности должен применяться одновременно с критерием места. Так, например, информация о преодолении религиозного влияния в семейно-брачных отношениях была типичной в фондах партийных комитетов Казахстана за 1920-е гг. Однако процесс этот шел с одной степенью интенсивности в южных и западных районах Казахстана, с другой – в северных и восточных, и это должно быть отражено в публикации.

            Критерий системности, по мнению его автора (В. П. Козлова), «обеспечивает определение места документа среди других документов, для получения детального представления о факте, событии, явлении в процессе прошлого. Чем более новой, оригинальной, необычной является информация документа в сравнении с другими, тем предпочтительнее его публикация». На наш взгляд, точнее этот критерий назвать критерием сравнимости, на примерах и полно раскрытым В. Г. Королевым.

            Перечисленные критерии применяются в комплексе.  Ни один из них не является абсолютным, главенствующим, т. к. критерии дополняют друг друга. Некоторые из них, например, критерий сохранности (т. е. публикация документа в связи с угасанием текста или разрушения его основы) теряют актуальность в связи введением в практику работы архивов новых технологий.

 

1. Публикационная деятельность – совокупность работ по подготовке документальной публикации, состоящая из выявления и отбора документов, выбора и передачи текстов документов и составления к ним научно-справочного аппарата  / Словарь современной архивной терминологии социалистических стран. М.,1982. С.193.

2. Имеются в виду принципы историзма, коммунистической партийности и объективности. Эти принципы рассматривались как методологическая основа советского архивоведения / Правила издания исторических документов в СССР. М., 1990. С.27.

3. В. П. Козлов. Теоретические основы археографии с позиции современности //Отечественные архивы. 2001. № 1. С.10–33.

4. В. А. Черных Еще раз об объекте и предмете археографии //  Там же. № 3. С.24–27. Е. В. Старостин. Терминологическая интервенция //  Там же. № 5. С.35–37. Б. П. Литвак. Несколько слов о статье В. П. Козлова и откликах на нее //  Там же. С.32–35.

5. // Там же. С.34.

6. За последние десять лет – единственное издание, подготовленное на основе фондов 18 государственных архивов страны, а также с привлечением мемуаристики.

7. Т. П. Коржихина. Советское государство и его учреждения. Ноябрь 1917 г. – декабрь 1991 г. М.: Российский государственный университет, 1995.

8. Г. И. Королев. Археография. Учебное пособие. М.: Российский гуманитарный университет, 1996. С.43.

9. Там же. С.44.

10. На наш взгляд, требует дальнейшего осмысления степень тождественности понятий «полноты» и «плотности» информации, т. к. перечень фактов, событий, явлений в документе и тот же перечень с анализом этих фактов или явлений, установление их причинно-следственных связей – это уже информация другого качественного уровня. Возможно, В. П. Козлов, выделяя критерий звенности в документационном ряду, который «способствует определению места документа в освещении факта, события, явления, процесса прошлого. Чем с большой ретроспективой он их отражает, тем выше вероятность включения документа в публикацию» (см. статью «Теоретические основы археографии…». С.20), имеет в виду указанные различия.

11.  Указанное учебное пособие. С.44–45.

 

 

 

* Статья подготовлена на основе лекции, прочитанной в Национальном центре археографии и источниковедения на Республиканском учебно-практическом семинаре «Пути использования и совершенствования научно-практических приемов и методов в работе с архивными материалами».