Тіркелу   Забыли пароль?


Даутова С.С. «Таранчинское» наследие Н.Н. Пантусова в Центральном Государственном архиве Республики Казахстан




«Таранчинское» наследие Н.Н. Пантусова в Центральном Государственном архиве Республики Казахстан

 

С. С. Даутова,

Центральный Государственный архивРК

г. Алматы

 

Известный ориенталист тюрколог Николай Николаевич Пантусов прибыл в Туркестанский край для прохождения службы в 1872 году, сразу после окончания факультета восточных языков Санкт-Петербургского университета. Будучи одним из способных и трудолюбивых молодых людей, подававших еще со студенческой скамьи большие надежды, он предназначался к оставлению в университете для подготовки к профессорскому званию. Однако, оставив научную карьеру и приняв приглашение на службу, он навсегда связал свою судьбу с Туркестанским краем. В течение 36 лет Пантусов работал на различных административных должностях: начальником канцелярии Военного губернатора Жетысуйской области, начальником областных учебных заведений, членом статистических комитетов Туркестанской и Жетысуйской областей, чиновником особых поручений. Вернулся ученый в родной Николаев в 1908 году, за год до смерти.

Будучи государственным чиновником, он умело сочетал государственную службу с востоковедческими занятиями. С самого начала он энергично взялся за изучение узбекского, казахского, уйгурского и других языков народов Туркестана. Многогранен исследовательский талант ученого, в сферу его научных интересов входили как история, археология, этнография, так и нумизматика, лингвистика, изучение восточных рукописей.

В 1881 году коллежский асессор Пантусов назначается Управляющим канцелярией Государственной Комиссии по передачи Илийского края Китаю, ранее оккупированного русскими войсками. Комиссия была уполномочена решать возникшие в процессе передачи вопросы, одним из которых было переселение  жителей  края в основном «таранчей» (название, данное уйгурам китайцами), изъявивших желание принять российское подданство, в русские пределы Семиречья. Именно в этот период службы в качестве члена Комиссии по передаче, ученым ведется активная плодотворная деятельность по сбору образцов устного народного творчества уйгуров, рукописей, этнографического материала. Современники единодушно отмечали его  высокий интерес к жизни и быту коренного населения края, его тесное общение с ним, и уважение населения к нему. В 1890 году Пантусов издает первый сборник «Таранчинских песен» (ЗИРГО по отд. этногр., 1890, т.XYII, вып.1.), состоящий из 60 песен, 40 из которых с русским переводом. Песни помимо перевода с транскрипцией, достаточно точного, по словам исследователей, имели нотное сопровождение. В приложении были помещены образцы 20-ти уйгурских музыкальных инструментов, выполненных мастером Хасанахуном Сетилди, что дало возможность русской общественности познакомиться с доселе неизвестной  им уйгурской музыкальной культурой. За свой труд о песнях таранчей Н.Н. Пантусов был удостоен малой золотой медали Русского географического общества. Этот сборник и последовавшие за ним сборники «Новые песни усекских таранчей – переселенцев из Илийского края» (ИОАИЭК, т.22, вып. 5, 1906), «Образцы таранчинской народной литературы» (ИОАИЭК т.25, вып. 2-4, 1909), «Материалы к изучению наречия таранчей Илийского округа» (в 9 выпусках, Казань 1897-1907) содержат в себе богатый фольклорный и этнографический материал, который является неоценимым по значению источниками изучения языка и истории уйгуров второй половины XIX века. В том же ряду, изданная в 1880 году «Война мусульман против китайцев. Таранчинская поэма» (Казань, 1880; вып. 2, 1881), содержащая помимо текста и 12 таранчинских песен, статью о вспомогательных глаголах уйгурского языка.

Пантусов открывает для российской востоковедческой науки неизвестные сочинения местных восточных авторов. Благодаря его неустанной деятельности были собраны и впервые опубликованы рукописи современных ему уйгурских поэтов Билала Назима «Газат дер мульки чин», «Назугум» и т.д., Сейит Мухамата Кашгари «Шархи-Шекаста» и др. Текст издания сопровождался переводом, с примечаниями и анализом филологических данных. В.В. Бартольд, рецензировавший публикацию рукописи Моллы Мусы Сайрами «Тарих-и амнийа» (Казань, 1905.; рукопись в ЦГА РК Ф.822, оп.1, д. 25), посвященной истории владельцев Кашгарии XIX века, отмечал высокое научное значение пантусовского труда. «Туркестанские ведомости» писали «о бескорыстном вкладе»  Пантусова в науку, потому как ученый жертвовал на издание этих рукописей свои денежные средства, выделяя их из своего жалования (ТВ, 1879, № 50).

Личный фонд Пантусова Н.Н. под № 1185  до 1957 года хранился в Казани в Центральном государственном архиве Татарской АССР  в отделе истории фондов. В связи с тем, что все документы тематически были связаны с историей и культурой Средней Азии и Казахстана, согласно Распоряжению Главного архивного управления МВД СССР за №16/1-471 от 11 октября 1957 года документальные материалы личного фонда Николая Николаевича Пантусова в количестве 28 ед. хранения, опись дел и сопроводительный лист фонда  были переданы в Алма-Ату. В ЦГА МВД КазССР они были приняты на хранение 19 ноября того же года и оформлены за номером 822 (в настоящее время и-822). Фонд содержит рукописи ученого с записями образцов казахского и уйгурского фольклора, личную переписку, печатные труды и др. документы за 1881-1909 гг.

Уйгурская тематика отражена в 14 из 28 дел фонда.  Дело №2 «Описание приключений Табиб-падишаха и Зугра-хана», №3 «Повесть о Назгум» (на русском и таранчинском), № 4  Повесть о Чон-Мозо Юсуф Хане (на русском и тур. языках), № 5 Сказки таранчей, пословицы, №6 Сказки таранчей, повесть о Чин-Томир-батуре (на рус. и тур. языке), №7 Стихи о переселении таранчей в Семиречье, №11  Киргизские загадки (на русском и киргизском языках), переписка Пантусова - №18,19,20, №21 Рукопись на сартском языке таранчей, №22 Рукопись таранчинца Биляла, № 25 Тарих-и эмание. История владетелей Кашгарии, № 28 Сведения о Кульджинском районе за 1871-1877 год.

 При предварительном изучении архива обозначались следующие вопросы. Содержимое дел не всегда соответствует названию. Например, дело №11  «Киргизские загадки» содержит рукописи уйгурских загадок на уйгурском языке с переводом. Дело №2 «Описание приключений Табиб-падишаха и Зугра-хана», по сути, является сказкой о Тахире и Зухре.

Текст сказки о Чин-томур батуре в разных вариантах  (имеется ввиду различия как в содержании, полноте, так и в почерке) содержится в трех делах №5 - Сказки таранчей, пословицы, №6 - Сказки таранчей Повесть о Чин-Томир-батуре (на рус. и тур. языке), № 22 - Рукопись таранчинца Биляла Назыма. Рукопись Повести о Чон-Мозо Юсуф Хане содержится в двух делах делах №4 - Повесть о Чон-Мозо Юсуф Хане (на русском и тур. языках) и упомянутом выше деле №22, так же различающихся по объему и почерку.

Сравнительный анализ содержащихся в архиве вариантов записей образцов устного народного творчества и поэзии уйгуров с вариантами публикаций, позволил бы  выявить и ввести в научный оборот новый материал.

Расшифровка писем, содержащаяся в делах №18,19,20, могла бы дать много дополнительных сведений, касающихся жизни и деятельности ученого, осветила бы многие периоды его биографии. Тем более, что в настоящее время  мы не располагаем  полной биографией ученого.

Сегодня труды, жизнь и деятельность Н.Н. Пантусова практически не изучены, свидетельством тому является отсутствие полного перечня его работ. В связи с этим исследование документов личного архива одного из ведущих ориенталистов-туркестановедов, более чем актуально. Тем более несомненна его значимость как источника для  современных уйгуроведов.